Ироним Поэзов (ironim_poezov) wrote,
Ироним Поэзов
ironim_poezov

Category:

О России

Ну и вдогонку текст, который я давно хотел написать, чтобы оформить свои мысли и пояснить интересующимся свою позицию.

Давайте уточним одну важную исходную. Что бы там ни говорили об изменении структуры международных отношений, мы живем в конкурентном мире. Фактически конкуренция возникает не между государствами, а между национальными финансовыми элитами, но на доступном для большинства уровне это именно межгосударственная конкуренция (типа кто круче). В ее основе банальное стремление получить большую прибыль, остальное (вера, культура, мораль, права человека, демократические ценности, право) - нюансы.

Стремительно меняющееся информационное пространство позволяет корпорациям сегодня достигать немыслимых ранее размеров. Им тесно в рамках одного государства. В результате возникают объединения государств, формально друг с другом в какой-то области не конкурирующие, то есть уже не корпорации внутри государства, а несколько государств, объединенных интересами одной корпорации. Сегодня самым ярким примером такого объединения - причем наиболее плотного, с унификацией валюты, законодательной базы, объединением таможенных территорий - можно считать ЕЭС. По причине этой «плотности» оно же и самое неустойчивое, хотя, если входящие в него страны полностью откажутся от национальной и культурной самоидентификации, ЕЭС имеет определенные исторические перспективы. Другими менее «плотными» объединениями являются, например, Евразийский таможенный союз или Союзное государство России и Белоруссии. Еще более свободным объединением является ОПЕК, где объединение нефтяных элит находится настолько высоко, что кажется, будто это действительно разрозненные элиты.

Исключительным опытом в этом смысле был СССР, объединивший, хотя и с различной степенью успеха и часто в значительной степени за счет РСФСР, 15 разноуровневых разнокультурных экономик при сохранении национальной идентификации каждой из республик. Социалистическая система хозяйствования и отсутствие частной собственности на средства производства практически исключали возникновение финансовых элит, место которых заняли элиты политические. Тем не менее в двадцатом веке именно СССР следует признать пионером в создании транснациональных корпораций, пускай и на основе государственной собственности и формально в рамках одного государства.

Но еще раз: конкуренцию никто не отменял, и СССР, в частности, о каких бы внутренних причинах мы не говорили, пал жертвой такой конкурентной борьбы.

И если мы примем этот простой тезис за верный и отправной, то должны с неизбежностью признать, что Россия – российские финансовые элиты – сегодня участвует в этой конкурентной борьбе по правилам, которые она не только не устанавливала, но и которые вообще установили без нее, пока она купалась в самодостаточности экономики СССР.

И игра это довольно грязная, часто оборачивающаяся конфликтами и войнами. Я даже не стану приводить примеры: вы все их знаете.

Один раз Россия попыталась играть не по правилам, а по совести, выведя войска с территорий, где они были расположены в строгом соответствии с нормами международного права. Вывела, в ответ на обязательства западных партнеров не приближать свои военные базы к границам России. Ликовали тогда все, только по разному поводу: мы в наивном прекраснодушии – по поводу укрепления мира, они – по поводу возможности включить в сферы своих военных (читай: экономических) интересов ранее недоступные территории. Не прошло и десяти лет, как России дали понять, что в мировые игры можно играть только по мировым правилам. Или проиграешь, как говаривал актуальный в то время Президент.

А правила эти очень просты: у кого дубина толще, у того и доводы убедительнее. Кто не хочет кормить свою армию, будет кормить чужую. Ну и что борьба идет за ресурсы, пускай и в различных формах, это вам в любой компьютерной стратегии объяснят.

Тайно восстановив разрушенную армию и подлечив надломленную национальную гордость (начав с югославских событий и разворота самолета Примакова над Атлантикой), Россия вдруг то тут, то там начала давать понимать, что правила игры приняты. Сначала отпор получила Грузия в 2008 году (то, что Саакашвили, которого мы знаем как безусловно вменяемого человека, жевал свой галстук, свидетельствует, что такая реакция России была за пределами его реальности, что и вызвало краткосрочное помутнение сознания). Затем Россия (признаемся, в довольно несолидной компании) признала государствами Южную Осетию и Абхазию, и именно это, а не военный ответ, Грузия не может простить нам.

Наши конкуренты, поняв, что упустили Грузию, где образовались крупные буферные зоны, попытались надавить на Россию через Украину, ставшую разменной монетой в этой геополитической игре. В результате Россия прирезала себе Крым и подвесила вопрос об украинских юго-восточных территориях. Тут же был демонстративно построен автомобильный мост, отремонтирован аэропорт в Симферополе, к концу этого года пустят поезда.

Мы никогда с вами не узнаем, были ли соблюдены нормы международного права при самоопределении народа Крыма, как говорят наши власти, или они были жестоко попраны, как уверяют западные «партнеры». Но особенность вопроса состоит в том, что это на самом деле не важно. В 90-е при посредничестве западных держав была перекроена Восточная Европа, в Ираке и Ливии были снесены законные власти (мы не оцениваем степень их соответствия «демократическим ценностям»; может быть, они были очень плохие и злые, но законные). Если бы не Россия, та же участь постигла бы и Сирию. И то, что интересы России в Сирии связаны именно с сохранением нынешней власти, никак не делает сирийскую позицию России хуже или лучше. Вопрос стоит вот как: если мы не сможем включить Сирию в зону своего политического (экономического) влияния, это сделает кто-то другой.

Дальше. Если вы заметили, мы говорим об элитах. Что это значит? Это значит, что все подобные шаги предпринимаются в интересах элит, и в большинстве случаев не учитывают интересы народа, а иногда и прямо противоречат им. Но таковы правила игры (написанные, напомню, без нашего участия). Поэтому вопросы простолюдинов «а зачем именно российский Крым?», «а что мы делаем в Сирии?», «а почему я не могу полететь в Грузию?» попросту не имеют ответа. Это как разговор табуретки с морем. Или моря с табуреткой, чтобы было не так обидно.

Не пытайтесь понять, что государство делает для вас лично. Ответ простой: почти ничего. Государство, кроме того, что это орудие подавления - во всяком случае современное - это инструмент исключительно элит. Элиты используют его в своих целях и интересах. Народ же в абсолютном большинстве исторических ситуаций – это сырьевой придаток элит, производственная сила и источник прибыли и налогов. Обо всем остальном народ должен заботиться сам. И когда мне говорят, что де в других странах что-то не так, я всегда задаюсь вопросом: почему же тогда все антиутопии в литературе и кино пришли к нам именно из этих народолюбивых территорий? Почему процент самоубийств самый высокий в благополучных скандинавских странах? Почему самое кровавое преступление последних десятилетий, после которого фамилия преступника Брейвик стала именем нарицательным, происходит в «социально ориентированной» Швеции? Или, например, почему Черногория собирается стать членом ЕЭС, хотя черногорцы, имея перед глазами ситуацию с аналогичной Хорватией, не хотят такого объединения? Или почему Англия, народ которой проголосовал за Брэксит 3 года назад, до сих пор не только остается членом ЕЭС, но и не договорилась о порядке такого выхода? Что произошло с Каталонией и народом Каталонии после того, как они недвусмысленно высказались относительно своего места в Испании?

Многие другие вещи, которые нам пытаются представить как дикие, на самом деле являются обычной практикой. Вот, скажем, длительное президентство Путина, которое породило у молодых мем «я при Путине родился». Связано это с тем, что кругом президенты меняются раз в четыре-пять лет, если им не удается остаться на второй срок. Между тем, архиепископ Макариос III был главой Кипра 17 лет с краткосрочным перерывом, и перестал им быть по причине смерти. Никто при этом не говорил об узурпации власти, а киприоты и сегодня называют его именем улицы и ставят ему памятники.

Кстати, о сменяемости власти, скажем, в тех же США. Да, там регулярно проходят выборы. Меняются не только лица, но даже партии, от которых они приходят к власти. Не меняются только элиты. У нас элиты представляет Путин, а в США – разные президенты. Но смысл власти от этого не меняется: в некоторых странах у власти все время одна и та же элита, в некоторых конкурирующие элиты чередуются, только и всего. Сама по себе ротация чиновников, представляющих интересы одной и той же элиты, не является воплощением демократии в классическом ее понимании.

Еще пример как нас уверяют дикости и небывальщины, которая на самом деле случилась. В последней трети двадцатого века - т.е. уже хорошо после Второй мировой - одна страна захватила половину другой страны с применением военных и техники. Были ощутимые жертвы как среди солдат, так и среди мирного населения. На захваченной территории образовалось государство, признанное только страной-захватчиком. Миротворцы встали на дежурство по границе территорий, ситуация заморозилась и существует без изменений по сей день. Думаете, захватчик стал государством-изгоем? Нет, прекрасный туристический бизнес, участие в большом количестве международных организаций и даже членство в НАТО. Не может быть? Может. Это - для тех, кто не догадался - Турция и Турецкая Республика Северного Кипра. Турция отхватила населенный в основном этническими турками кусок Кипра как раз, когда там началась смута, и от присоединения Крыма ситуация отличается в основном тем, что Крым отошел России без единого выстрела и без капли крови. Так что и такое бывает тоже, случай не единичный, даже если не вспоминать косовский прецедент.

Наконец, о моем отношении ко всему этому безобразию.

Пытливый читатель, наверное, уже понял, что я себя к элитам не отношу. Более того, я к ним не принадлежу. То есть я не ожидаю, что элиты, государство или Президент будут действовать в моих интересах, ставя их в приоритет по отношению к иным интересам. Почему же я тогда не примкну к оппозиции и не попытаюсь свернуть эту махину? Отвечаю.

Прежде всего смиримся, что оппозицию (как и СМИ и особенно продвижение СМИ) тоже поддерживают элиты, никакой независимой оппозиции не существует. Это либо содержанка правящий элиты, и тогда это «картонная» оппозиция, либо содержанка элиты, конкурирующей с правящей элитой. В нашей стране потому нет внятной оппозиции, что нет внятной внутренней конкурирующей элиты. Думаю, Путин и хотел бы видеть какую-то конкурентную силу (многие его шаги об этом свидетельствуют), но ее нет. Та оппозиция, что себя у нас так называет, является либо «картонной» (кремлевской), либо поддерживается западными элитами, которые являются конкурентами нашей отечественной элите, причем не на жизнь, а на смерть.

То есть эволюционного пути не видно, остается революция.

Вариант революции я не рассматриваю не только потому, что всегда был против революционных изменений, неминуемо влекущих кровь, но и потому, что не верю в возможность неуправляемой истинно народной революции сегодня. Времена изменились, в эпоху компьютерной грамотности и вбросов в соцсети пламя из искры больше не возгорится. Это, кстати, не нужно ни властным элитам, ни ее конкурентам, которые не заинтересованы в развале инфраструктуры, а заинтересованы в ее перехвате. (Видите, бывает, что наши интересы с интересами элиты все же совпадают!)

Остается выбирать, каким элитам я больше доверяю, какие из конкурентов мне ближе. В нынешней ситуации в России речь идет о выборе между российскими элитами и элитами иностранными. Из них, при всех врожденных пороках, я выбираю элиты отечественные. Причин тому несколько. Они, хотя бы частично, проживают здесь, в одной стране со мной. Они, хотя бы частично, обеспокоены судьбой рубля. Они сформированы из граждан России, у которых могут пусть вдруг, пусть случайно, пусть мельком, но обнаружиться и патриотические убеждения, что исключено для элиты западной, конкурирующей, да и разрыв между нашей молодой элитой и народом гораздо меньше, чем между западными старперцами и народом (тем более нашим народом). Ну и так далее, думаю вектор понятен.

С учетом изложенного в предложенном раскладе в конкурентной борьбе с другими элитами я буду всесторонне поддерживать выразителей интересов отечественных элит (или, уж во всяком случае, не стану выступать против). Я буду знать, что на международной арене Россия не всегда одета в белый фрак, но это моя страна, мой Президент и мои элиты. Мы даже может быть не всегда правы, но мы – всегда мы. И я буду стараться так воспитывать своих детей и так влиять на общество вокруг, чтобы процент вероятности появления в отечественной элите патриотов России неизменно повышался. В этом конкурентном мире.

Одним из шагов к объявленной цели является и этот текст.

Что не отменяет претензий к власти и к элитам, и вовсе не означает, что не нужно бороться за свои права. Просто не следует с водой выплескивать младенца. И не нужно рассчитывать,что новая власть станет лучше. Это в любом случае будет выражение интересов элит: прежних или новых. Только и всего.
Tags: вдруг кому надо, всерьез
Subscribe

  • ***

    Дни, прижатые друг к другу, Стали линией одной – Время движется по кругу, Спрятав руки за спиной. Не смутят пруда поверхность Курс валют, цена на…

  • ***

    Если сердце твоё щемит От сознания, что ты русский, С точки зрения вип-элит Ты фашист и антисемит, Мир твой плоский, а взгляд твой узкий. Почему ты…

  • На первый пуск «киноэкипажа» в космос

    Артисты полетели на орбиту Снимать кино про космос и врача, Но мы уже настолько перебиты, Что видим в этом лишь пиар, ворча. Температура в среднем…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments