Ироним Поэзов (ironim_poezov) wrote,
Ироним Поэзов
ironim_poezov

Categories:

Русский в Бундестаге

Российский школьник в Бундестаге высказался в том плане, что немецкие солдаты страдали во время оккупационной войны, погибая на просторах нашей Родины. Поднялся вой.

Возможно, я огорчу своих двух (или трех) постоянных читателей, но скажу, что я не готов этот вой поддерживать. Объясню почему.

Прежде всего, постоянные посетители моего журнала знают, что меня трудно упрекнуть в десакрализации Великой Отечественной войны. Для меня это событие фундаментально черно-белое: на территорию моей Родины вторгся враг, который был изгнан и уничтожен. Дальнейшая история, лишенная сегодня романтического флера превращения Европы в социалистический лагерь в ее же интересах, для меня имеет совершенно рациональное геополитическое объяснение, и я понимаю, что государство действовало в защиту существовавшего строя и, как с безусловностью предполагалось, в интересах всего народа.

Однако, и в этой черно-белой картине мира я никогда не забывал, что есть война государств, идеологий, экономик, культур, наконец (хотя последнее спорно, тут скорее варварство), и есть война народов. Я всегда разделял немцев 40-х и нацистов, это разные множества, хотя бы они в значительной степени и пересекались. Не будем забывать также, что немецкий народ был обманут Гитлером, сумевшим до того решить экономические проблемы и восстановить пошатнувшийся после начала века дух национального самосознания. У любого преступления есть конкретные исполнители, и огульное обвинения всех, стоящих рядом, ничем не лучше, чем освобождение реальных преступников от уголовного преследования.

Стоит посмотреть на недалекую историю, чтобы понять, что немцы никогда не были нам вражеским народом. Да, мы не раз сталкивались (или нас сталкивали) в различных военных кампаниях, но так было у всех соседствующих государств испокон веков. Лишь вторая половина двадцатого века местами и временами показала, что можно и по-другому. При этом в периоды затишья немцы охотно делились с нами знаниями и умениями, наиболее деятельные из них приезжали в Россию, чтобы помочь здесь наладить быт (в фильме Аллы Суриковой "Чокнутые" выведен именно такой образ австрийского инженера-романтика, приехавшего в Россию строить железные дороги, да и датский профессор из "Осеннего марафона" Данелии, который по сценарию изначально был немецким профессором и которого в итоге играл немец Норберт Кухинке - в ту же копилку). Немецкий ученый К.Ф.Гаусс, потрясенный открытием математика Н.И.Лобачевского, которое стеснялся признать вслух, но правоту которого безоговорочно принял, выучил русский язык, чтобы в оригинале читать революционные труды по неевклидовой геометрии, а немецкий язык до середины XX века был в советских школах гораздо популярнее английского. Любой образованный человек назовет хотя бы пять немецких писателей и столько же немецких философов, которых он либо читал, либо с творчеством которых хорошо знаком по критике - и все это переведено на русский давным-давно. В царских семьях считалось большой удачей породниться с представителями знатных немецких фамилий, а торговый оборот между нашими странами всегда был весьма значительным. До самой войны, до конца 30-х годов, в СССР бытовал и поддерживался образ немецкого народа как братского (нечто похожее происходило и в Германии). Немцы - не французы, не испанцы! - даже пытались перенять у нас опыт социалистической революции, но не задалось. Немцы Карл Маркс и Фридрих Энгельс почти сто лет занимали на стенах наших руководителей место Путина, деля его с Лениным и Сталиным. Половина Германии после войны почти до конца XX века жила при социализме... Даже нынешний Президент России В.В.Путин - и тот провел молодые годы в Германии. У нас с немцами столько общего, что, если присмотреться, это, возможно, самый исторически близкий нам народ.

Хорошо, если подрастающее поколение русских (и немцев) сумеет это прочувствовать, несмотря на давление главной трагедии XX века, схлестнувшей наши народы в кровопролитной схватке.

Во-вторых, схожее ощущение с тем, которое испытал российский школьник, заинтересовавшийся судьбой захороненного в братской могиле немецкого солдата, я испытал во время поездки в город-герой Смоленск. Я ехал в "Ласточке" и смотрел в окно на бескрайние поля и перелески Смоленской области. И вдруг посмотрел на эту природу глазами захватчика - солдата, который пришел в эту чужую, непонятную страну, где его ненавидят все советские люди уже только за форму и факт нахождения здесь. И я понял, какой дикий, животный страх должны были испытывать простые немцы, которым понаобещали "золотые горы", которые до этого если и бывали в военных походах, то в основном по благоустроенной Европе с дорогами, кабаками и достаточно нейтральным местным населением. Ведь это чаще всего были обычные рядовые, которых не накачивали психотропными средствами для смелости, как это зачастую делается в современных кампаниях, которые не были настолько зомбированы, как сегодня это достигается с помощью НЛП. Зачастую это были простые граждане Германии, поверившие своему Фюреру.

Да, они были захватчиками. Да, животный страх заставлял проявлять себя даже латентных садистов, о которых мы никогда бы не узнали при других обстоятельствах. Да, они позволили так с собой поступить, и возмездие, настигшее их в первые годы Войны или после ее окончания было справедливым.

Но российский школьник не говорил о несправедливости возмездия. Он просто увидел в немецких солдатах человека - ошибавшегося, давшего себя обмануть, преступника, убийцу, но - человека. Кажется, это очень по-христиански. Кажется, об этом значительная часть русской литературы и один из ее столпов - "Преступление и наказание". Да, как выяснилось в дальнейшем, измененный хронометраж сыграл с подростком злую шутку - из речи пришлось убрать все, касавшееся его деда, героя Великой Отечественной, а осталась только наиболее важная для немецких слушателей часть, которая должна была стать контрапунктом к судьбе героического родственника. Но попробуем за неопытностью докладчика увидеть его искренний гуманитарный посыл.

Если следовать логике возопивших, то в сталинских репрессиях виновато абсолютно все население СССР за исключением жертв (хотя и они тоже), в силу того, что население СССР имело советское гражданство. Лично я с этим категорически не согласен, и большинство недовольных школьником - тоже. Но тогда давайте и вокруг смотреть с такой же меркой. Мы ничего не знаем о немецком солдате, названном школьником, кроме того, что тот оказался в немецкой армии на территории СССР и затем в плену. Что вынудило его пойти в армию? Мог ли не пойти? Есть ли на его счету военные преступления? Сколько человек он убил в бою как солдат вражеской армии? Мог ли не выполнять приказ? Разделял ли взгляды фашистской верхушки? Какое фактически понес наказание, находясь в плену?

Все понятно: война ко всем предъявляет особый счет. Но дело даже не в конкретном солдате - дело в подходе.

В интернете гуляет такая байка, которая вполне может может оказаться правдой. После гражданской войны приверженцы разных политических убеждений массово женились и выходили замуж друг за друга. При этом зачастую муж и жена могли предъявить друг другу претензии в убийствах своих родственников. Но люди понимали, что только так разорванное гражданской войной общество можно собрать обратно. Семьи такие создавались чуть ли не сознательно и специально.

Полез в интернет, найти источник этой байки, нашел похожее: "В 30-х гг. дочь красного партизана (моя мать) и сын белого казака (отец) встретились и поженились. На том в семье автора и закончилась гражданская война. В его понимании гражданская война осталась войной его дедов. Сам он в ней не замешан и равно восхищается Шкуро и Сорокиным, Мироновым и Антоновым, Кутеповым и Будённым, равно презирая Милюкова и Свердлова, Петлюру и Дзержинского, Ленина и Чернова. Должно быть, мало кто разделяет до конца такую позицию автора."

У нас до сих пор не подписан мирный договор с Японией. Но, как выясняется, и война с Германией все еще не закончена. И не будет закончена до тех пор, пока мы не увидим за касками и военными формами людей. Пусть они будут сколь угодно порочны с нашей точки зрения, и не нужно их оправдывать. Не надо отменять парады и праздники, приуроченные к нашим победам. Не нужно отменять дни скорби, приуроченные к нашим потерям. Но давайте сохранять русские традиции и уметь видеть людей в людях, как мы сегодня без оглядки на военную историю видим их во французах, татарах, монголах, литовцах, шведах, турках.

Понятно, что поколению наших дедов сделать это было практически невозможно. Поколению родителей - сложно. Нашему поколению - неловко перед старшими. Так давайте хотя бы не будем мешать делать это следующему поколению. Иначе мы просто не сможем двигаться вперед, что в исторической перспективе приводит к фатальным последствиям.
Tags: вдруг кому надо, всерьез
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments