Ироним Поэзов (ironim_poezov) wrote,
Ироним Поэзов
ironim_poezov

Categories:

Немного о "русском фашизме"

Всякий раз, когда враги, идиоты или запутавшиеся пытаются обвинить мою страну в фашизме, мне хочется противопоставить им множество аргументов. Но потенциально интересны они могут быть только для запутавшихся (врагов и идиотов не переубедить), а выделить их среди толпы невозможно. Поэтому выскажусь здесь, где меня все равно никто не читает.

На самом деле было бы достаточно рассказать и задуматься об участии СССР в войне с гитлеровской Германией и фашистской (на минуточку) Европой, чтобы стало понятно, что фашизм не может стать русской идеологией. Конечно, фашисты могут появляться то там, то тут, в России, как и везде, но это всегда будут маргиналы. Причем для развития фашизма необходима экономическая катастрофа, лишь на ее обломках может возникнуть единящее озлобление по отношению ко всему миру, который незаслуженно живет лучше тебя. Мы проживали похожую ситуацию на стыке 80-х и 90-х годов, кто помнит то время, подтвердит: сейчас ничего похожего и близко не происходит, хотя в фашизм мы не свалились и тогда. Сегодня подкорректирована номенклатура товаров и услуг, и только-то. И те, кто в 90-е предлагал сделать правильный духовный выбор между свободой и колбасой, сегодня отчего-то всеми четырьмя руками голосуют за второе…

Можно приводить еще много значимых, но сравнительно мелких аргументов: свобода слова в России – дай бог каждому демократическому государству, сношения с внешним миром туда и обратно – да пожалуйста, отсутствует дискриминация по половому признаку (не хуже, чем в среднем в мире, а зачастую и лучше), ни о каком презрении к интеллигенции и искусству говорить не приходится - в ВУЗы не протолкнуться, а государство финансирует образовательный канал, ну и много чего еще, не всегда очевидного и не всегда значимого.

Но есть одна фундаментальная вещь: фашизм поднимает голову только становясь нацизмом. А нацизм – это объединение прежде всего по национальному и религиозному признаку. Я православный христианин, сознательно выбравший свою церковь в зрелом возрасте. Мое окружение на 90% состоит из православных. Но даже среди этих православных есть не только русские и даже не только славяне. Всякий раз, когда мусульмане, превращенные западными СМИ в мнимого врага, гонимые по всему просвещенному миру, выходят на московские улицы, отмечая свои религиозные праздники, перекрывая движение, создавая толпу в метро и превращая Москву за миг в «другое» государство – я радуюсь. Мне отрадно от того, что люди другой веры могут спокойно публично отправлять свои религиозные культы и не попадут за это «на карандаш». Мне нравится, что от православного храма до мечети или синагоги в Москве можно дойти пешком.

Монокультурные, мононациональные и монорелигиозные страны – вот где следует опасаться возникновения фашизма. Вот где люди исходно объединены в некую единую силу, которую обстоятельства могут противопоставить всему миру. Россия, с ее бесконечными, подчас плохо контролируемыми территориями и множеством национальностей никогда не будет сплочена в единый кулак ПРОТИВ чего бы или кого бы то ни было - не хватит универсальной мотивации. Встать как один на защиту – да, потому что защищая общее, я защищаю и свое.

Предположим, Россия дурно поступит по отношению к Ирану или Сирии. Это немедленно вызовет всплеск недовольства у российских мусульман. Вместе с тем отвечая на политику русских в большей части чиновников в отношении того же Ирана или Сирии, российские мусульмане встанут на защиту интересов русского населения во всем мире, если сочтут, что такая защита необходима.

Россия сильна своим единством и своей терпимостью к изначально чуждому русской традиционной культуре. Именно это свойство русского человека позволяет не развалиться нашей объективно плохо управляемой гигантской территории на части: разношерстное население этих частей, не всегда довольное тем, что происходит, совершенно не уверено, что где-то их примут лучше. Мы, русские, интернациональны. Только русский интернационализм позволил создать СССР, где, по словам Чижа, «узбеков-латышей сплотила Русь» - он, конечно, ёрничал, но ведь так оно и было.

Отсюда и губительное заискивание перед иностранцами, отсюда и недооценка собственного значения: мы боимся переоценить себя, лишь бы не обидеть других. Тот же Макаревич: "Я с детских лет не в силах разобраться / И часто спорил, вплоть до кулаков, / За что у нас так любят иностранцев, / В особенности классовых врагов." Мы, русские, не считаем себя лучше прочих. Особенными – да (о, эта загадочная русская душа! и как мы любим, когда это признают иностранцы), но не лучше (хорошо, если не хуже). Мы не делим нации на хорошие и плохие; вечно воюющие между собой араб и еврей для нас одинаковы, грузина и армянина мы одинаково встретим за своим столом и будем рассчитывать на такую же встречу на их родинах, куда поедем с одинаковым настроем. На нашей поп-сцене представлены все национальности, фамилии дикторов нашего ТВ порой непроизносимы для русскоязычного населения, мы охотно читаем переводную литературу вне зависимости от того, какой крови автор. Перечислять подтверждения нашей мультикультурности, которой должны позавидовать даже изначально нацинально-мозаичные США, можно бесконечно.

Личный опыт: в старших классах в школе мы прогнали ничего не делавшую русскую преподавательницу словесности и добились от директора, чтобы нам дали другую; на смену ей пришла влюбленная в предмет грузинка Нонна Георгиевна, ее прекрасные уроки русской литературы и русского языка мы вспоминаем до сих пор, и благодаря именно ей многие из нас смогли продолжить обучение в высшей школе. Откусим гриб с другой стороны: при встрече с иноязычным иностранцем мы охотно и подчас неосознанно переходим на английский (вдруг ему удобнее?), чего по заверениям соотечественников так не хватает, например, в Германии и Франции, где люди тоже знают иностранные языки... Мы любим весь мир, и если честно, по большому счету он отвечает нам взаимностью.

Да, у нас есть проблемы. Много. Да, мы допускаем ошибки. Да, у нас есть и национальные черты, которые стоило бы если не вытравить, то хотя бы прикрутить. У нас даже есть фашисты, я сам не знаком, но наверняка есть. Но сейчас не об этом. Сейчас только о голословности любых обвинений моей страны в фашизме как государственной идеологии. Только.

Вы все еще верите, что в стране с таким мультинациональным характером может возникнуть фашизм?

«Тогда мы идем к вам».
Tags: вдруг кому надо, всерьез
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments