April 22nd, 2021

Ку

Утиный паштет

Рекомендуется для чтения вслух
гнусавым картавым голосом


Блистал хрустáлями плафон,
Вино плескалось по бокалам,
А рядом крякал саксофон
И выли утки бэк-вокалом,

Весь мир был сжатым и тугим,
Застывшим в зыбком напряженье…
А ты тогда была с другим:
Тебе он делал предложенье.

Он обещал тебе любви,
Синицу и других пернатых,
И всё, чего не назови,
И сумм, твоим доходам кратных,

Он обещал тебе звезду
И счастие в судьбу длиною,
А сам рассчитывал за мзду
Похабно поиметь иное!

Блистал плафонами хрусталь,
Рвало гнилым фальцетом утку,
Но ты была крепка как сталь
И всё переводила в шутку,

И всё смеялась и пила,
И вновь и вновь меню просила,
Была несносна и мила,
И возмутительно красива!

И он, воскликнув – ах, зачем?! –
Пустой, согбенный, постаревший,
Ушёл практически ни с чем,
Хотя фактически поевший.

Как твой поступок не зачесть!
Ведь ты всем журавлям в угоду
Спасла не только нашу честь,
Но и бюджет тому уроду!
Ку

Про песни (зачеркнуто)

Шнуров назвал отсутствие песен главной причиной провала всех исполнителей. По его словам, это касается и экс-вокалисток «Ленинграда». Рокер объяснил этот феномен на примере телепроекта «Голос».

«Вот есть программа "Голос". Людей, поющих, в России много. Чего не хватает? Песен. Если ты поешь, это десять процентов того, что нужно. Нет материала — петь нечего. Что люди могут сказать? Те ребята, которые классно поют? Какая у них идея? Это инструмент. Инструмент без нот — это просто скрипка», — заявил Шнуров.


Забавно, конечно, что это говорит Шнуров, пишущий материал, который едва ли вправе считаться песнями в том смысле, который, думаю, и сам Шнуров в данном случае вкладывает в это слово. Ну то есть когда музыку пишут хорошие композиторы, слова - хорошие текстовики (не обязательно поэты, это другое), а то, что у них вместе получается, люди растаскивают на цитаты и поют, что-то в трезвом, что-то в пьяном состоянии. Вот кто-то с горочки спустился. Опустела без тебя земля. Выйду ночью в поле с конем.

Тем не менее, это тот нечастый случай, когда с Сергеем Шнуровым я согласен на 100%. Жаль он не знает, что цитирует то, что я говорю уже многие годы.
Ку

Про почту

В связи с грядущей на тот момент публикацией меня в «Лучике» (декабрь 2020 года) оформил онлайн подписку на сайте Почты России на этот номер. Точнее на два: один на адрес родителей, один на свой. В самом начале декабря номер журнала упал в почтовый ящик родителей, ну и соответственно я тоже стал ждать. Прямо со дня на день. Ведь получалось, что оба журнала уже в нашем отделении (оно у нас общее) и вопрос только в почтальоне.

Дни шли, а журнала все не было. Закончился декабрь, прошли новогодние праздники, январь шел к закату… Журнала не было.

Написал жалобу на почту. Прошло тридцать дней. Ответа никакого нет. Я написал еще одну жалобу со ссылкой на прежнюю. Журнала как не было, так и нет.

Списался с редакцией «Лучика». Там подтвердили, что знают о моей подписке и направили два номера в мое почтовое отделение. Обещали дать журнал так, если на почте не найдут (не нашли; дали). «Лучик» попросил меня дойти до почтового отделения, уточнить, куда делись номера. Дошел, уточнил: в отделении не было ни журнала, ни следов его доставки в это отделение. Даже того, который все же получили мои родители.

В это же время как из пулемета дважды ответила Почта России. Сначала отчиталась, что мое обращение направлено в правильное почтовое отделение (в то самое, мое, где ничего нет). А потом и ответ из моего почтового отделения подоспел. Три абзаца.

Первый (вступление): мы рассмотрели ваше обращение, вы пишете, что журнал вам не доставлен.

Второй (основная часть): журнал вам доставлен.

Третья (сюжетный твист и финал): приносим извинения за доставленные неудобства.

Подписано было кем-то из почтовиков, хотя я ожидал увидеть что-то типа «ваш сын Дядя Шарик».

Но и это еще не все. Одновременно с этими бумажками ко мне дважды приходил дедушка, представлявшийся почтальоном. Первый раз, позвонив в дверь где-то полвосьмого утра, он спросил, сколько стоил недоставленный номер. Я уже точно не помнил, сам журнал 200 рублей, а доставка… я сказал 280 рублей. Хорошо, сказал дедушка и ушел. А еще через три дня этот же дедушка пришел снова, примерно в то же время, сказал, что от начальника отделения, отсчитал 280 рублей и попросил написать на чистом листе бумаги, что я не имею претензий и деньги получил. Я так и сделал.

Из этого следует два вывода.

Первый: Почта России не знает, что происходит в ее отделениях.

Второй: я продешевил, надо было сказать не 280 рублей, а хотя бы 400. И половину вернуть «Лучику».