October 19th, 2020

Ку

Воспоминания о детстве

Я это время помню кадрами:
Олимпиада, первый класс,
Носы на тех, кто старше, задраны,
А им, серьёзным, не до нас,

Казались чудаками нытики,
И был незыблемым цемент,
И мы, конечно, вне политики,
Но чутко чуяли момент:

Давно ни Сталина, ни Берии,
Но всё ещё императив…
Я помню, как закат Империи
Был ослепительно красив!

Страна дышала долгим роздыхом,
А жизнь не ведала конца,
И вечность наполнялась воздухом
Во имя Сына и Отца.

Был дом страной, страна – планетою,
А дальше – космос и хана,
И заграница – словно нет её,
И лишь бы только не война.

Моё ты детство тёплостаново!
Первоначальная среда,
Где всё всегда случалось заново,
Не повторяясь никогда,

Где банки, казаки и салочки,
Где крики «Саня, выходи!»,
Где дел тележка не для галочки,
И куча жизни впереди,

Где ссоры были бесполезными,
А дружба вечной, чёрт возьми,
Где мы смеялись над болезнями,
А не болезни над людьми.

И день тянулся нескончаемо,
А если он во тьме погиб,
Друг друга в темноте качали мы
Под ровный мелодичный скрип.

Мы покидали Землю бренную,
Полёта постигая суть,
И двор казался нам Вселенною,
И лил из окон Млечный путь.

А там придёшь домой уморенный,
Счастливый ломотой в ногах,
И продолжаются истории
В огромных безмятежных снах.

И фонари слепыми совами
Стоят за домом на углу,
И страх шагами невесомыми
Уходит в сказочную мглу.
Ку

Россия и либерализм

Ко мне в ЖЖ периодически приходят либерально настроенные комментаторы и пытаются учить меня правильно мыслить. Причем видят они меня насквозь, а потому знают, что у меня в голове, лучше, чем я сам, и лучше знают, что я на самом деле хотел написать, хотя написал совсем другое. Они, правда, не знают, ни как я голосовал (или не голосовал; им, например, неизвестно, что, серьезно промучившись, я проголосовал против поправок в Конституцию, но мог бы и за), ни эволюцию моих взглядов, ни источники, из которых я черпаю информацию. Хотя, наверное, знают. Это я не в курсе, а они знают. Ну и стараются это до меня донести, потому что они чаще всего пессимисты, и уверены, что моя голова все же наполовину пуста, а не наполовину наполнена. Чаще всего это ничем не кончается, возможно из-за моей природной тупости. Возможно, впрочем, это не единственная причина. Но я вообще сказать хотел не о том. Так что извините, что я заставил вас потратить время не чтение этого абзаца: забудьте его. Но дальше – читайте.

В отличие от своих оппонентов, я часто вижу в этих людях действительно искренне радеющих за Россию. Они сами не лезут во власть, не рассчитывают отщипнуть от государственного пирога, и будущее у них связано с "этой страной", и дети у них учатся и, скорее всего, будут жить в России. Они действительно хотят, чтобы жизнь здесь стала лучше (во всяком случае, применительно к их убеждениям). Упрощая позицию этих людей до примитива, можно сформулировать ее так: Путин - узурпатор и глава коррупционного сообщества, поэтому он безусловно плох, а Навальный (здесь и далее фамилия дана для примера) - выбор, конечно, не бесспорный, но ничего лучше противопоставить Путину сейчас нельзя (оппозиционное поле зачищено Путиным), поэтому стоит солидаризироваться вокруг него. И логика в этом построении, очевидно, есть. Поэтому они считают себя безусловно и безальтернативно правыми, а всех остальных - врагами либо запутавшимися (чтобы не сказать "идиотами"). В принципе, они приписывают этим всем остальным и другие пороки: трусость, продажность, рабскую натуру и проч.

Увы, я отношусь к этой несимпатичной группке. Но для того, чтобы понять, почему я вынужден оставаться в стане запутавшихся идиотов, нужно еще больше упростить наши позиции. А в окончательном упрощении сводятся они к следующему: эти ребята - либералы, они за приоритет прав и свобод каждого отдельного человека перед мощью государства, а я - государственник (консерватор, империалист), выступаю за приоритет мощи государства, защищающего большинство, перед правами и свободами каждого отдельного человека (и вот именно так, не нужно в этих строчках искать второе дно или приписывать мне то, чего я не говорил). Еще грубее: я за власть большинства, а они за уважение прав и свобод меньшинств (на самом деле при грамотной организации власти эти позиции вполне могут разумно смыкаться, но отчего-то видят это только государственники).

И пришел я к этому убеждению длинным вымученным путем. Курсовые и дипломную работы в юридической академии я писал по теме "человеческое измерение" и доказывал в них важность прав и свобод каждого человека, а также то, что эти права и свободы есть единственно верное мерило правильности общественного устройства. Но одновременно формировался жизненный опыт, проходился путь от некрещеного атеиста в православные, совершались поездки за границу (в том числе было обучение в США, встречи и разговоры с "простым американским народом" и эмигрантами), читались философские и политические книжки, написанные авторами, которые придерживались подчас противоположных взглядов. Я находился в оппозиции к власти и в 90-е, и 00-е, отказывался от участия в выборах (все равно все правильно посчитают), потом участвовал в выборах (пусть и меня посчитают, хотя бы и правильно), и многое, многое другое. За это время изменился не только я, изменилась сама Россия, изменился Путин (кстати, изменился и Навальный), изменился мир. Исчезли и возникли многие государства, понятие пола стало относительным, а Голливуд установил обязательные этические требования к ингредиентам фильмов, которые вправе претендовать на престижную премию. Я пожил достаточно обеспеченной жизнью, и недостаточно обеспеченной жизнью, полечился платной медициной и бесплатной медициной, создал свой бизнес и работал по найму. В общем, пообтерся, присмотрелся, прочувствовал. "В России надо жить долго" - сказал, кажется, Прилепин, но мог бы и Лев Толстой или, там, Василий Розанов. Возможно кто-то из них и сказал это до Прилепина. Но кто бы это ни сказал, это чертовски верно.

И вот по итогам прожитого и нажитого весь мой жизненный опыт, вся моя интуиция вопиют против насаждения в России либерализма (хотя, опять же напомню, я в истовых либералах часто вижу патриотов, которые с моей точки зрения неправы, но хотят как лучше, а вот они во мне, к сожалению, - чаще врага, хотя по убежденческим концепциям должно бы быть наоборот).

В нынешнем раскладе Путин в значительной степени, хотя все меньше, является антилибералом, а его т.н. оппозиция – в значительной степени либералами. К Путину вопросов масса, у меня был отдельный пост о том, почему сейчас уход Путина выгоден всем, в том числе и, возможно, прежде всего - России, и почему я надеюсь, что текущий срок Путина последний, и почему отсутствие реальной конструктивной патриотической и, лучше бы, консервативной оппозиции - это не победа Путина, а его беда. Но как оппозиция не предложила пока либеральным патриотам ничего лучше все более сомнительного Навального (то ли ставленник Запада, то ли проект Кремля), так и государственники не предложили никого, лучше Путина. И хотя я не считаю Путина воплощением черных сил, но, к сожалению, это именно что выбор из двух зол, как оно всегда в истории России и бывало.

Осталось определиться, почему же либерализм несвойственен и губителен для России. Тема эта большая и сложная, но попробовать изложить ее в нескольких тезисах все же можно.

Россия – исторически общинная страна. Подобную форму устройства ведения хозяйства мы не встречаем нигде в Европе. У нас иное, чем в Европе, исторически сложившееся отношение к частной собственности (она не абсолютна), к собственности на землю и природные богатства, к принятию решений. Коротко о последнем: как правило решения в общинах принимались единогласно, именно это гарантировало, что пока есть хотя бы один человек против, его аргументы будут слушать, иначе решение не будет принято. Если человек оказывался невменяемым, его могли просто побить и заставить проголосовать за. Но даже в этом есть чисто русская, непонятная иностранцам справедливость. Поэтому не стоит слишком смеяться над советским «единогласным» прошлым: оно органически вытекает из «единогласного» позапрошлого. Отсюда и коллективная ответственность: ты тоже голосовал за. И это наша форма власти большинства при уважении мнения меньшинства. Поэтому для нас рейтинг 35%, даже если у шести остальных кандидатов меньше 10%, - это не рейтинг. 80, 85, 90 процентов – вот это разговор. А для Европы – дикость и небывальщина.

Россия – страна православная. Да, мы не родились с этой религией, и выбор ее во многом был продиктован прагматическими причинами, но так уж вышло, что лучшей почвы, чем русский менталитет православная вера не нашла ни до, ни после крещения Руси. Религиозность русского человека оказалось невозможно подорвать ни 70 годами официального атеизма, ни гонениями на церковнослужителей, ни запугиванием и высмеиванием, ни выставлением в самом неприглядном свете более или менее высокопоставленных представителей РПЦ. Православие – это наше. Без него не прочтешь ни Толстого, ни Достоевского, ни Пушкина, ни Гоголя, не поймешь Васнецова, не услышишь Чайковского. Вся русская культура глубоко православна. А православие предполагает такое мировоззрение, где излишние свободы (как и любое излишество) не воспринимаются как нечто богоугодное. То же, к чему приводит сейчас либерализм в развитых демократиях, с точки зрения традиционной русской религии и вовсе является однозначным грехом. Как бы мы не смеялись над отечественной пропагандой с ее ляпами и перегибами, русский традиционалист с ужасом смотрит на «духовные достижения» свободной Европы и с искренним непониманием на славянских соседей, стремящихся туда.

Россия – страна ограничений. Дальше чуть утрированно, но все же: традиционное воспитание детей строится на ограничениях (на Западе детям можно все), традиционная семья строится на ограничениях (на Западе все большее раскрытие семьи приводит к ее неминуемому распаду), традиционные мужские и женские модели поведения накладывают ограничения (на Западе понятие пола постепенно стирается), и так далее, и так далее. В силу суровости климата и больших расстояний мы привыкли жить в ограничениях. Богатство никогда не воспринималось нами как безусловное достоинство, роскошь же и вовсе всегда казалась греховной.

Вообще, русская свобода – это свобода самому отказаться от свобод, а не позволить кому-то отобрать их. Да, у России были военные неудачи, была эпоха татаро-монгольского ига (суть которой, мы, кстати, очень плохо себе представляем). Но в целом, особенно в поздне-исторический период, когда русские окончательно оформились как народ, русские никогда не позволяли навязать себе чужую волю, чаще предпочитая погибнуть, чем сдаться в плен, что опять же всегда вызывало непонимание у тех же европейцев: русские действовали нерационально, не по правилам. На самом-то деле рационально и по правилам, просто свод правил у нас с Западом различный.

Небольшой нюанс: это все не о том, что Запад плох, а мы супер, и не о том, что либерализм плохо, а русская аскеза - хорошо. Просто, что русскому потеха, то немцу смерть. И с этим никто не спорит. Но ведь верно и обратное: то, что работает на Западе, приносит плоды и возможно действительно является оптимальным, может ввергнуть Россию с ее оригинальным укладом в историческую пропасть, не говоря уже о пропасти экономической.

Есть, полагаю, и биологический момент: некоторым людям, вне зависимости от национальной принадлежности, ближе либерализм. Я не беру тех россиян, кто связывает все свои неудачи с отсутствием тех или иных свобод (все уже украдено до нас, кругом коррупция, и т.д.). Действительно существуют русские люди, которые могли бы использовать либеральные свободы так, что иностранцы бы подивились. Наверное, таким людям в России душновато (хотя в современной России либеральных свобод достаточно). Но все же это исключения из правил национального генотипа. Это люди, которые впитав в себя русскую православную культуру, дали совершенно не те всходы, что ею закладывались. Опять же: это не плохо, мир прекрасен в своем разнообразии. Но это нетипично. А Россия, напомню, - страна большинства. И вы можете выступать за либерализацию достаточно долго, и вас будут слушать достаточно внимательно, но не забывайте, что в конце концов, так или иначе, решение будет принято единогласно.

Надеюсь, что по итогам этого скучноватого текста добравшемуся до сих пор станет немного яснее, что мне не свойственно "топить за Путина" (последние месяцы, честно говоря, вообще сплошное расстройство), а свойственно выступать за определенную государственную модель, против которой активно выступает сегодня т.н. несистемная оппозиция. И отказывая ей в поддержке я действую не на руку Путину, а следую своим убеждениям, которые лежат в значительно более глубокой плоскости, чем личные симпатии или антипатии. Хотя, признаюсь, что с таких позиций мы действительно едва ли когда-либо сойдемся во взглядах на Путина, на Сталина, на тех же декабристов с уважаемыми либералами. При всем моем к ним уважении и стремлении понять.