Ироним Поэзов (ironim_poezov) wrote,
Ироним Поэзов
ironim_poezov

Categories:

Благодарности

Мой путь к поэзии (я не о своих стихах сейчас, а о поэзии) был тернист и, думается, не пройден еще до конца. Мне еще предстоит открывать для себя имена поэтов и их сочинения. Как и все без исключения на свете люди сперва я полюбил свои собственные стихи. Но затем всего каких-то шесть-семь лет назад надо мной разразился Пушкин, которого знают все и мало кто знает на самом деле. Просто в какой-то момент мне стало понятно, почему именно его называют гением; это сложно объяснить, просто вдруг на глазах выступают слезы.

А дальше были фамилии очень разнокалиберные и слабо притирающиеся друг к другу: Левитанский и Гребенщиков, Быков и Шевчук, Шпаликов и Высоцкий, Иващенко (и Васильев) и опять, разумеется, Пушкин. А если брать не поэтов, а отдельные стихи - их вообще накопилась до моего рождения и уже после целая уйма.

Но я никогда, наверное, не открыл бы для себя поэзию, если бы ни люди, которые вдалбливали в меня поэтическое слово через музыку или просто намекали, что оно может быть. Им я хочу сказать спасибо. Вот их неполный список, не в порядке значимости, вразнобой.

Русский рок, так поносимый сегодня, в период своего расцвета, в лице Макаревича

И опять мне снится одно и то же:
За моим окном мерно дышит море,
И дрожит весь дом от его ударов,
На моем окне остаются брызги,
И стена воды переходит в небо,
И вода холодна, и дна не видно,
И корабль уже здесь, и звучит команда,
И ко мне в окно опускают сходни,
И опять я кричу: "Погодите, постойте!"
Я еще не готов, дайте день на сборы,
Дайте только день, без звонков телефона,
Без дождя за окном, без вчерашних истин,
Дайте только день!» Но нет, не слышат...
Отдают концы, убирают сходни,
И скрипит штурвал, и звучит команда,
(На моем окне остаются брызги)
И на миг паруса закрывают небо,
И вода бурлит, и корабль отходит...
Я стою у окна и глотаю слезы,
Потому что больше его не будет...
Остается слякоть московских улиц,
Как на дне реки, фонарей осколки.
А еще прохожих чужие лица.
И остывший чай. И осенний вечер.


и Шевчука,

Осень. Небо. Хлебы в снеге.
Чистота голодных глаз...
Лето-вето на телеге
Укатилося от нас.

Лета нету. Как кометы
Блещут листья на ветру.
Осень - крики без ответа,
Осень - вера в тишину.

Скоро вьюги и метели,
Скоро смерть зоговорит...
Только ели, еле-еле
Зеленея греют вид...


- ему, року, большое спасибо прежде всего.

В лице Майка Науменко.

Я сижу в сортире и читаю "Rolling Stone",
Венечка на кухне разливает самогон,
Вера спит на чердаке, хотя орет магнитофон,
Ее пора будить, но это будет моветон.

Дождь идет второй день,
Нужно спать, но спать - лень,
Хочется курить, но не осталось папирос....
Я боюсь спать - наверно, я трус.
Денег нет, зато есть пригородный блюз!

Какая-то мадам звонит мне третий час,
От нее меня тошнит, тошнит уже не в первый раз,
Я говорю ей: "Ненавижу, не люблю и не хочу! ",
- Я говорю, - "Меня здесь нет, я давно ушел к врачу"...

Разбиваю телефон,
Иду пить самогон...
Хочется курить, но не осталось папирос...
Я боюсь думать - наверно, я трус.
Денег нет, зато есть пригородный блюз!

Часы пробили ровно одиннадцать часов,
Венечка взял сумку с тарой и без лишних слов
Надел мой старый макинтош и тотчас был таков,
Вера слезла с чердака, чтоб сварить нам плов.

Двадцать лет - как бред,
Двадцать бед - один ответ,
Хочется курить, но не осталось папирос...
Я боюсь жить - наверно, я трус.
Денег нет, зато есть пригородный блюз!


В лице БГ.

Те, кто рисуют нас,
Рисуют нас красным на сером,
Цвета, как цвета, но я говорю о другом.
Если бы я умел это, я нарисовал бы тебя
Там, где зелёные деревья
И золото на голубом.

Место, в котором мы живём,
В нём достаточно света,
Но каждый закат сердце поёт под стеклом.
Если бы я был плотником,
Я сделал бы корабль для тебя,
Чтобы уплыть с тобой к деревьям
И к золоту на голубом.

Если бы я мог любить,
Не требуя любви от тебя,
Если бы я не боялся и пел о своём.
Если бы я умел видеть,
Я увидел бы нас так, как мы есть,
Как зелёные деревья с золотом на голубом.


Кроме замечательного стеба и стадионного пафоса в нем порой было что-то большее, что-то иное, что-то сравнительно более вечное. Я сочувствую тем, кто вырос исключительно на западной музыке, не чувствуя самостоятельной музыки слова. Мне никогда до конца не объясниться с этими людьми. Впрочем, возможно, кто-то в состоянии дойти до поэтического слова и сам, без проводников. Я - нет. Шевчук когда-то сказал, что что бы ни говорили о музыкальной вторичности русского рока, он на стыке 20-21 веков сохранил лучшее в русском поэтическом слове, подобно тому, как на стыке 19-20 веков это сделали поэтические кружки.

Отдельное спасибо нужно сказать Александру Градскому вообще за его творчество, но в особенности за сюиту "Сатиры" на стихи Саши Черного. Слушаешь и не понимаешь, когда эти стихи написаны - настолько современно! Только по каким-то оборотам, касающимся должностей чиновников, или техническим терминам понимаешь, что сложено-то это, пожалуй, в самом начале 20-го...

Семья - ералаш, а знакомые - нытики,
Смешной карнавал мелюзги.
От службы, от дружбы, от прелой политики
Безмерно устали мозги.


Еще он же

Хочу отдохнуть от сатиры...
У лиры моей
Есть тихо дрожащие, легкие звуки.
Усталые руки
На умные струны кладу,
Пою и в такт головою киваю...

Хочу быть незлобным ягненком,
Ребенком,
Которого взрослые люди дразнили и злили,
А жизнь за чьи-то чужие грехи
Лишила третьего блюда.

Васильевский остров прекрасен,
Как жаба в манжетах.
Отсюда, с балконца,
Омытый потоками солнца,
Он весел, и грязен, и ясен,
Как старый маркёр.

Над ним углубленная просинь
Зовет, и поет, и дрожит...
Задумчиво осень
Последние листья желтит,
Срывает,
Бросает под ноги людей на панель...
А в сердце не молкнет свирель:
Весна опять возвратится!

О зимняя спячка медведя,
Сосущего пальчики лап!
Твой девственный храп
Желанней лобзаний прекраснейшей леди.
Как молью изъеден я сплином...
Посыпьте меня нафталином,
Сложите в сундук и поставьте меня на чердак,
Пока не наступит весна.


Совсем отдельное спасибо Давиду Тухманову за пластинку "По волне моей памяти" на стихи всяких поэтов. Там - Ахматова. Женщин-поэтесс я и по сей день держу в черном теле, но благодаря Тухманову Ахматовой с одним стихотворением вот удалось пробиться... То ли еще будет?

1

Было душно от жгучего света,
А взгляды его - как лучи.
Я только вздрогнула: этот
Может меня приручить.
Наклонился - он что-то скажет...
От лица отхлынула кровь.
Пусть камнем надгробным ляжет
На жизни моей любовь.

2

Не любишь, не хочешь смотреть?
О, как ты красив, проклятый!
И я не могу взлететь,
А с детства была крылатой.
Мне очи застит туман,
Сливаются вещи и лица,
И только красный тюльпан,
Тюльпан у тебя в петлице.

3

Как велит простая учтивость,
Подошел ко мне, улыбнулся,
Полуласково, полулениво
Поцелуем руки коснулся -
И загадочных, древних ликов
На меня посмотрели очи...
Десять лет замираний и криков,
Все мои бессонные ночи
Я вложила в тихое слово
И сказала его - напрасно.
Отошел ты, и стало снова
На душе и пусто и ясно.


Ирине Богушевской спасибо за "Книгу песен".

Осень, осень, детская шарманка.
Нелепый и фальшивый звук.
Он меня целует. Зонтик и перчатки
Неловко падают из рук.

Вечер свечек, хризантем и джаза.
Назавтра мы идем в кино,
Кажется, на Фосса. И перед сеансом
Фойе пустынно и темно.

Вдруг, отражаясь в зеркалах,
Я вижу страх в своих глазах,
А в его глазах - небеса.
И отражаясь в небесах,
Ни словом не могу сказать,
Ни пером потом описать,
Что, отражаясь в зеркалах,
Я вижу дым в своих глазах,
И огонь я вижу в других.
И, отражаясь в том огне,
Я вижу, но как бы на дне,
Все тот же страх в своих глазах.

Осень, осень, пестрая игрушка.
Мелодий давних дивный круг.
Гуси, утки, прочие кукушки
Привычно двинулись на юг.

Розы. Каллы. Длинный звон бокалов...
Мы оба в облаке из снов.
Но снова осень проститься нам сказала,
Так все подстроив вновь и вновь,

Что, отражаясь в зеркалах,
Я вижу страх в своих глазах,
А в его глазах - небеса.
И отражаясь в небесах,
Ни словом не могу сказать,
Ни пером потом описать,
Что, отражаясь в зеркалах,
Я вижу дым в своих глазах,
И огонь я вижу в других.
И, отражаясь в том огне,
Я вижу, но как бы на дне,
Все тот же страх в своих глазах.

Осень. Осень. Глупая игрушка.
Где ты, мой друг, и ты, мой друг?
Вновь меня целуют в губы и послушно
Перчатка падает из рук.

Сколько тысяч лет танцуют листья
Все тот же медленный фокстрот!
Снова осень в дверь мою стучится.
Зачем? - я знаю наперед...

И отражаясь в зеркалах,
Я вижу дым в своих глазах,
И огонь я вижу в других.
И, отражаясь в том огне.
Я вижу, но как бы во сне.
Увы и ах, - все тот же страх.


Земфире спасибо за всё.

Мы разбегаемся по делам
Земля разбивается пополам
Сотри меня, смотри в меня
Останься
Прости меня за слабость
И за то, что я так странно и отчаянно люблю

Вздох сожаления на губах
Зависли в неправильных городах
Звонки телефонные под луной
Границы условные
Я с тобой
Сотри меня, смотри в меня
Останься
Прости меня за слабость
И за то, что я так странно и отчаянно люблю

Мы разбегаемся по делам
Земля разбивается пополам
Вздох сожаления на губах
Зависли в неправильных городах
Звонки телефонные под луной
Границы условные
Я с тобой
Мы разбегаемся по делам
Земля разбивается пополам
Мы разбегаемся
Земля разбивается
Мы разбиваемся


Владимиру Высоцкому спасибо за Владимира Высоцкого. Не считаю достижением его блатные песни, но военные, философские, просто лирика... чудо!

В тиши перевала, где скалы ветрам не помеха, помеха,
На кручах таких, на какие никто не проник, никто не проник
Жило-поживало веселое горное, горное эхо,
Оно отзывалось на крик — человеческий крик.

Когда одиночество комом подкатит под горло, под горло
И сдавленный стон еле слышно в обрыв упадет, в обрыв упадет —
Крик этот о помощи эхо подхватит, подхватит проворно,
Усилит и бережно в руки своих донесет.

Должно быть, не люди, напившись дурмана и зелья, дурмана и зелья
Чтоб не был услышан никем громкий топот и храп, топот и храп —
Пришли умертвить, обеззвучить живое, живое ущелье.
И эхо связали, и в рот ему всунули кляп.

Всю ночь продолжалась кровавая злая потеха, потеха
И эхо топтали, но звука никто не слыхал, никто не слыхал
К утру расстреляли притихшее горное, горное эхо —
И брызнули слезы, как камни, из раненных скал…
И брызнули слезы, как камни, из раненных скал…
И брызнули слезы, как камни, из раненных скал…


А весь цикл песен Высоцкого к "Алисе в Стране чудес"? Упиваюсь...

Эй вы, синегубые!
Эй, холодноносые!
Эй вы, стукозубые
И дыбоволосые!

Эй, мурашкокожие,
Мерзляки, мерзлячки,
Мокрые, скукоженые!
Начинаем скачки!

Эй, ухнем!
Эй, охнем!
Пусть рухнем -
Зато просохнем.

Все закоченелые,
Слабые и хилые,
Ну, как угорелые,
Побежали, милые!

Полуобмороженная
Пестрая компания,
Выполняй положеное
Самосогревание!

Эй, ухнем!
Эй, охнем!
Пусть рухнем -
Зато просохнем.

Выйдут все в передние -
Задние и средние,
Даже предпоследние
Перейдут в передние:

Всем передвигающимся
Даже на карачках,
Но вовсю старающимся -
Приз положен в скачках.

Эй, ухнем!
Эй, охнем!
Пусть рухнем -
Зато просохнем.

Вам не надо зимних шуб,
Робин Гуси с Эдами,
Коль придете к финишу
С крупными победами.

Мчимся, как укушенные,
Весело, согласно, -
И стоим, просушенные.
До чего прекрасно!

Ух! Встали!
А впрок ли?
Устали,
Зато просохли.


И тотальное неспасибо авторам того, что сейчас заполнило теле- и радиоэфир. Это не значит, что сейчас нет хороших авторов (я-то для примера, есть). Но к ним это и не относится. Горько, товарищи. Я смотрю на своего сына (дочки еще маленькие, а вот сыну пора бы начинать брататься с поэтическим словом), и понимаю, что у него не будет таких учителей, таких ненавязчивых наставников, таких любимых преподавателей... Хотя Noise MC наверное не худший вариант из имеющегося в наличии, далеко не худший... А может, дело в том, что стык веков пройден? Теперь снова ждать 90 лет?

Поживем - увидим...

А упомянутым и неупомянутым еще раз спасибо.

P.S. А если у кого появится желание запостить в комментариях что-то в тему - вот я буду рад-то!
Tags: всерьез
Subscribe

  • Пора, брат, пора

    Читая свежеподаренную книгу Андрея Кыншева "Цыпочки и корточки", я то и дело натыкаюсь на выражения и словообразования, которые вертелись у меня на…

  • ***

    Хуже всего, конечно, повара работают. Как они ни варят пишу, все равно приходится переваривать.

  • Без обид

    Ничто не д òлжно нам мешать Свободы воздухом дышать, Но с геями ходить парадами Я мог бы лишь под препаратами.

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments