?

Log in

No account? Create an account

БЛИНЫ И КОМЬЯ: ВАЖНЫЕ СТИХИ (ЗАКРЕПЛЕННАЯ ЗАПИСЬ)

Дорогие друзья!

В самом конце 2017 года у меня вышла книга «Блины и комья: важные стихи», которая является своеобразным отчетом о творческой деятельности за истекшие тридцать лет (подробнее - тут).

Дешевле всего ее можно приобрести на ридеро.ру тут: https://ridero.ru/books/bliny_i_komya/. Но интересующиеся и богатые найдут ее и в Озон.ру, и в Литрес.ру, и во многих интернет-магазинах.

Покупайте, читайте, и - отзывы, оставляйте отзывы в магазинах! Это важнее, чем авторские, которые мне все равно, кажется, не видать.

***

Нас выживают, мы выживаем.
Мы неудобство тем доставляем,
Что называем всё между делом
Чёрное – чёрным, белое – белым.

Tags:

***

Не финал, не итог, а весёлые старты!
Мы в конце декабря просто валимся с ног,
Он не круче конца ноября или марта,
Это просто из воздуха свитый цейтнот.

Кто тебя изобрёл, отмороженный финиш?
Кто придумал тебя, иллюзорный аврал?
И пока не поборешь его, не осилишь,
Новый год не встречал ты и празднику врал.

В результате, добегав до сиплой одышки,
В суете суеты растворяя себя,
Мы на лбу набиваем еловые шишки,
На колючих еловых иголках сидя.

А когда из сумятицы праздничной выйдем,
Пропуская сквозь вены петарды и ток,
Мы друг друга, даст Бог, наконец-то увидим,
Что и будет достойный финал и итог.

Tags:

90-е

В девяностые убивали людей…
Монеточка


Во времена больших депрессий
(В больших депрессий времена)
Жить, безусловно, интересней,
Хоть жизнь опасностей полна.

И нам, пожившим в девяностых
И пережившим их вполне,
Сейчас живется очень просто
И в этой непростой стране.

Мы отчертили ту границу,
Мы время сбросили в часах,
И предпочтём в руках синицу
Дурацким дронам в небесах.

Нас ветер истин овевает,
Во всём судьбы нам виден знак.
Мы знаем, как оно бывает,
И не бывает тоже как.

Болтун

                  Молчание - золото. Не трать его по пустякам.
                  А.Кнышев                 

                  Люб звонарю ценитель звона.
                  С артистом публика нежна.
                  Болтун – находка для шпиона,
                  Как и шпион для болтуна.

                  А.Саенко

Я даже точно и не помню,
Когда я начал говорить.
Я возводил из слов часовню
С тех пор, как дал себя родить.

И мне всего была дороже
Звучаний вязкая халва:
Я мял, коверкал и корёжил
Давно избитые слова.

Тогда себя я помню смутно,
Но после вижу как сейчас:
Я говорил ежеминутно,
У слов могуществу учась.

Я говорил без чувства меры,
Сам, вопрошав, давал ответ,
Я строил на словах карьеру,
(Хотя на деле вовсе нет).

Я говорил в судах, на кухнях,
Жене, судьбе, календарю…
От недосказанного вспухнув,
Я и сегодня говорю.

В словах родился и живу я,
И сила в них, и западня:
Я говорю – я существую,
Не говорю – и нет меня.

И миг, когда откажет память,
Как было в ранние лета,
Не сможет замолчать заставить
Мои инертные уста.

Подобно камере пробитой
Последним выдохом сипя,
Змеёй беспамятства овитый,
Я словом буду длить себя.

*** или Tomble la neige

*
**
***
падает
снег
вниз
вниз
снег
снег
усыпал карниз
снег
снег
на лапах повис
вниз
вниз
вниз
вниз

снег
снег
не требовал
виз
снег
просто оставил
высь
мир обращая в
эс-
киз
вниз
вниз
вниз
вниз

падает
снег
вниз
вниз
снег
из облаков,
из
белых
и плотных
густых
кулис
вниз
вниз
вниз
вниз

падает
снег
ниц
ниц
мягко касаясь
лиц
лиц
хочешь весны —
мо-
лись
кутая
тело
во
флис

вниз
вниз
вниз
вниз
падает
снег
вниз
вниз
словно бы
всю
жизнь
жизнь
словно бы
всю
жизнь
жизнь
***
**
*

Tags:

***

Всё так же любит Бог безбожника,
Что позабыл дорогу в храм,
Всё так же лужи после дождика,
Всё так же зябко по утрам,

Всё те же прыгалки и салочки,
И мяч гоняют пацаны,
Всё те же петушки на палочке
И солнце с той же стороны.

Всё те же бабушки на лавочке,
Всё та же малышня в саду,
Всё те же девочки-булавочки,
Всё те же камыши в пруду.

Лишь я, как дуб с душою саженца,
Поднявшись, маюсь в вышине,
И если это только кажется,
То кажется не только мне.

Tags:

***

Все искушения и демоны,
что мне мерещатся вовне,
всегда обманывают, где они,
надёжно спрятавшись во мне.

И осенять крестом бессмысленно
и телевизоры, и СМИ,
когда душа, сама окислена,
молитвой вторит «чёрт возьми!».

Но, восхитившись небу синему,
и крепостные, и цари
смирялись пред великой силою,
что держит демонов внутри.

Во скольких закоулках зависти,
гордыни, похоти и зла
меня хранили веры завязи,
а тьма прорваться не могла!

Молю, хоть много перепрошено,
чтоб, вновь спасая дух и плоть,
не от других, —
от нехорошего меня
             хранил меня Господь.

Tags:

***

Стою пред бонзами, робея, —
Им не видать меня в упор:
Ни славы не снискал себе я,
Ни золотых до неба гор.

Не то что роскоши развратной
Купить нельзя мне сгоряча, —
Я даже на метро бесплатно
По карте езжу москвича!

Я наименее заметен
Из всех неподнятых знамён.
…Но если я настолько беден,
То почему я так умён?!

***

Студёный сын сырой утробы
Декабрь шагает по земле.
Опять зима. Опять сугробы.
Обед купается во мгле.

Беззвучная секунда в шуме
Потом сменила на теперь:
Пора отчётов и раздумий.
Пора итогов и потерь.

Мы в нашей сытости овечьей
Сегодня жмём на тормоза
И всё же думаем о вечном
И поднимаем вверх глаза,

И говорим себе без фальши,
Что суть людей всегда одна,
И мы не хуже тех, кто раньше
И кто придёт на смену нам.

И как бы нас ни укачало,
Печаль нам нынче не к лицу,
Ведь год опять идёт к началу,
Хоть нам втирают, что к концу.

Tags:

***

Не жалуйся, что подвела эпоха,
Что ночи и сметана уж не те.
В любые времена живется плохо
Тому, кто выживает в темноте.

Покуда крыша есть над головою
И вера, что не будешь голодать,
Не хуже всех живётся нам с тобою
И есть за что богам хвалу воздать.

А прочее – во всех эпохах то же:
Кругом обман, а миром правит плут
И нет надежд на лучшее. И всё же
Тут лучше тем, что мы с тобою тут.

Дымок над банькой, под скамьёю лапоть,
Вспотевший квас, родная сторона…
Одно лишь то, что есть кому поплакать,
Возносит к небу эти времена.

Tags:

Щ - ЩАСТЬЕ



(Сегодня в Ленте. Когда к скриншоту и добавить нечего... ;))

***

Вот идёт паренёк, для которого я уже старый,
И в морщинистых сборках чехла, что висит как рюкзак,
Без ошибки читается профиль электрогитары –
Боевого оружия тех, кто давно уже за.

И идёт паренёк в этой куртке и в этих кроссовках,
В этой шапочке, с этой гитарой и с этим чехлом,
Он совсем не мечтает о наших подпольных тусовках,
А борьба за всеобщее счастье и пофиг, и влом.

На гитаре его вместо струн не натянуты жилы,
Он не знает, что рок и попсу разделяет раскол,
Он совсем не борец за права угнетённых режимом,
Он и в целом считает, что жизнь не борьба, а прикол.

И хотелось бы, может, его упрекнуть в конформизме,
Но и мы, если честно, уже пареньку не указ:
Мы профукали всё, что имели при социализме,
И послушно пасёмся по пятницам чёрным у касс.

Что случилось? В каком вираже, на каком повороте?
Мы почти не стыдимся, но всё же отводим глаза,
Так как раньше мы были всегда до противного против,
А теперь, не стесняясь друг друга, давно уже за.

Я смотрю ему вслед – незнакомое и молодое,
Он далёк от того, чтобы песни измазать в крови,
Но немножечко ближе, чем мы, к простоте и покою,
К органичным созвучиям, к музыке, к свету, к любви.

Tags:



Дошла, наконец, очередь и до цитрусовых. И я скорее разочарован.

Конечно, фильму почти 50 лет. По меркам истории кино это очень много. Мои дети многие фильмы уже конца 90-х воспринимают как суровое ретро. Особенно это касается фильмов с элементами фантастики, поскольку представление о том, как должны выглядеть фантастический мир и фантастический фильм, сильно изменились даже за последние двадцать лет. Изменились бюджеты, но самое главное, что мэйнстримовский кинематограф из режиссерского превратился в продюсерский. (Заметим, однако, что такие чуть более молодые разноплановые отечественные фильмы, как «Любовь и голуби», «Покровские ворота» и «Семнадцать мгновений весны» прекрасно смотрятся, ничуть не устарели, хотя и имеют налет того времени, когда они были сделаны.)

Прежде всего кубриковский «Апельсин» убивает звуковым сопровождением всю серьезность задумки. Понятно, что тогда это было модное синтетическое звучание (заметим, прекрасно сочетающееся с создаваемой в картинке миром), но сегодня все это звучит как пародия, потому что уже много лет используется в малобюджетных мультсериалах. Впрочем, это удел всего ультрамодного, ничего не поделаешь.

И вот это ощущение искусственности и синтетики не покидало меня в течение всего просмотра фильма. Это ощущение в полной мере могу отнести и к сюжету. Ясно, что режиссер «затронул тему», и, очевидно, на тот момент это было очень смело. Но из не очень внятного высказывания не получается не только диалога (тут, допустим, может быть проблема во мне), но и монолога. Если коротко, основная мысль фильма укладывается в поговорку «добро должно быть с кулаками». Кубрик неуверенно добавляет к этому: «но если с кулаками, то это действительно все еще добро?» Снять фильм по мотивам этих двух фраз, конечно, можно. Но в чем тут культовость?

Еще одна важная деталь, которую я часто вижу в «главных» американских фильмах: здесь вообще нет положительных героев. Даже не так: все герои – отрицательные. Поэтому никого из жертв не жалко, не возникает сопереживания. А лично для меня это ключевое в искусстве: нет сопереживания – нет искусства. Кубрик изначально исходит из того, что в гадком мире, где живут гадкие люди, места для сопереживания нет. Но у меня возникает резонный вопрос: а для чего мне тогда смотреть этот фильм?

Да, безусловно хорош и порочно привлекателен молодой Макдауэл, на игре которого держится весь фильм. Да, вкрапления классической музыки добавляет кино драматизма. Собственно, из-за фрагментов с закадровым Бетховеном и я решил посмотреть это кино; чаще всего симбиоз академической, а то и церковной музыки и современного кино дает очень мощный эффект – примеры вспомните сами, их много; здесь же этого не произошло, возможно из-за того, что и классика часто звучит в каком-то синтетическом исполнении. Да, есть отдельные эпизоды, в которых чувствуется рука мастера, но эти эпизоды, как выяснилось, я все видел и до просмотра фильма, который к ним мало что добавил. Да, если ощущение, что Кубрик снимал что хотел и как хотел, и это добавляет фильму некоего авторского дыхания. Да, над интерьером кафе «MOLOKO» поработал дизайнер, и первый кадр впечатляет художественной выверенностью, но…

Лично мне всего этого не хватило, чтобы поставить «Заводной апельсин» в один ряд с любимыми фантастическими фильмами, ни визуально, ни по содержанию. Хотя настроен я был на другое.

Ику ику ику Ыыыыыы!

Слышали новую ноту ди-джея Трусы*?
Слушайте, так как сегодня она актуальна!
В топовых чартах она поднялась нереально,
Только как следует вывернуть надо басы!

«Раньше какие-то люди писали альбом!!!!!
После писали хиты сочинители песни!!!!!
Нота – дешевле, доступнее и интересней!!!!!» -
Нас убеждает культурный журнал «Ти Ли Бом!!!!!».

Слушайте ноту в эфире двоичных кодов,
Ноль с единицей все цифры вполне заменили.
Выбор несложный теперь между «или» и «или»
В однообразии темпов и скудных ладов.

Ноту простую охотней подхватит Земля.
Ноту издаст сам ди-джей и кавайная ляля:
Ля-ля-ля-ля-ля-ля-ля-ля-ля-ля-ля-ля-ля-ля!
Ля-ля-ля-ля-ля-ля-ля-ля-ля-ля-ля-ля-ля!
______________________
* ломан. англ. true see - истинно видящий; по другой версии trough see - просматриваемые насквозь

Трамвай на Винокурова

Ах, трамваи мои, символ нежного детства!
Вы звонили за окнами свой благовест.
Я бы вас передал моим детям в наследство
Вместе с трепетным эхом излюбленных мест.

Для меня навсегда вы останетесь этим
Колокольчиком в сон уходящей Москвы,
Где страна без границ, день до полночи светел,
И не нужно ко мне обращаться на вы.

Было время – и слышалось в звоне иное,
И разлитое масло вершило судьбу,
Только вишенка стала настолько родною,
Что уже и не важно, зачем я живу.

Я б хотел прочитать кудри ваших рисунков,
Я б хотел ваших песен слова уловить,
Как хозяйкам зевающим резали сумки,
Но на зайцев ходили, не чтобы убить,

Как студенты зубрили в вас умные книжки,
Повторяя зазубрины словно в бреду,
Как висели на ваших подножках мальчишки
И влюблялись в девчонок на полном ходу!

Воспевали трамвайную вашу державу,
Пробегая по рельсам с начала веков,
Гумилёв, Саша Чёрный, Булат Окуджава,
Михалков, Богушевская, Гребенщиков.

Но, увы, растрамваено тело столицы
Инвестиций, строительства и новостей,
И увозит всё дальше знакомые лица
Поржавевший табун параллельных путей.

Tags:

Алхимия

Я буквы в слоги соберу,
Я слоги выстрою словами,
Не чтобы заблистать меж вами
Или прославиться в миру.

Из этих слов я возведу
Стиха классического строфы,
В самоповторах катастрофы
Рифмуя радость и беду.

Вот так в алхимии стихов
Переставляю как пятнашки
Я букв потёртые костяшки
Из самой глубины веков.

Бесплоден поиск новизны,
Но превращение поэта
Овладевает мной при этом
Сильнее комплекса вины.

Tags:

Друзьям

Любовь мужчин для многих эфемерна,
Любовь мужчин к мужчинам – вовсе грех,
И, лишь бы нас не поняли неверно,
Мы прячем наши чувства ото всех.

Но как бы нам чудно не показалось,
Каких-то поколений пять назад,
Друзья клялись в любви и лобызались,
И говорили нежности в глаза.

«Любимый мой, тебя целую в дёсны!» -
Друг признавался другу визави,
И мы их никогда не заподозрим
Ни в чём, помимо истинной любви,

Помимо душ гармоний и созвучий,
Открытости и искренности вслух,
Ведь даже проза может стать певучей,
Когда она разложена для двух.

Мои друзья! Я вам хочу признаться,
Что в этот век металла и вранья,
Вас, за способность быть, а не казаться,
Я счастлив называть «мои друзья»!

От гордости едва не сводит челюсть,
Но я вам благодарен и больной.
Я вас люблю! Любовь моя, надеюсь,
Пребудет вечно с вами и со мной.

Tags:

О тумачах

Сам от себя пребывая в восторге,
Где-то на севере, или востоке,
Там, где не будем и не были мы,
Вольно раскинулся город Тумы.

Он не являлся военным секретом,
Но не отмечен на картах при этом,
Хоть и один из старейших в стране,
Он не известен ни вам и ни мне.

Город при этом не слишком весёлый:
Ясли сплошные и нищие школы.
Сколько бы ни было городу лет
В нём ни завода, ни фабрики нет.

Там лишь одно производство по сути:
В этих Тумах производятся люди,
Те, что нужны непонятно на кой,
Так как работы в Тумах никакой.

Я вас, товарищи, правда не троллю:
Саша Васильев там был на гастроли,
И после этой поездки в Тумы
Песня его захватила умы:

«Люди кричат, задыхаясь от счастья,
Стонут так сладко и дышат так часто,
Хочется двигаться им всё быстрей,
Делая, делая новых людей».

Город – хранитель старинных традиций:
У тумачей может в год народиться
По девятнадцать детишек в семье –
Всем не усесться на общей скамье.

И, поднимая котомки на плечи,
Чтобы себя и семью обеспечить
Солнечным днём и в безлунной ночи
Катят и катят волной тумачи.

Так как бескрайняя наша отчизна,
Я совершенно не против туризма.
Но сколько б добрым я быть не хотел,
И доброте установлен предел.

Я обращаюсь к российским министрам:
Нужно решать уже что-то, и быстро!
Вы покопайтесь в бюджетных сумах
И разрешите проблему в Тумах!

Я заявляю почти что на взводе:
Вы там откройте, допустим, заводик,
Кроличью ферму, большой магазин
Взрослых изделий из тонких резин.

Нужно ослабить миграции волны,
Или Тумы нас покроют по полной!..

Не обижайся, не злись и не плачь,
Стало тебя слишком много, тумач*!

________________________
Англ. too much - слишком много

Я памятник себе

Проезжаю сегодня через Северянинский мост. Вот, думаю, а Игорь Северянин и не знает, что в честь него в Москве мост назвали. Потом думаю: не, наверняка это не в честь Северянина назвали, наверняка и раньше он так назывался. Дальше стал думать: вот она какая, Москва! Плюнуть некуда, всюду история. А вот будь Северянинский мост, скажем, в поселке Чугунков, где мог бы для примеру родиться этот гений Игорь Северянин, и ни у кого не возникло бы сомнения, в чью честь мост назван.

Дальше стал думать: вот я – всем хорош, повсюду удался. Вполне можно было бы меня увековечить если не памятником, то названием улицы как минимум. Но в Москве-то с этим хрен пробьешься! Слишком уж у конкурентов калибр велик: улица Пушкина, проспект Ломоносова, площадь 60-летия СССР, в конце концов! Куда мне с ними тягаться! Вот родись я не в Москве, а в том же условном Чугункове, могли бы не то, что улицу, могли бы и сам поселок переименовать. Потому поэтам и всяким там гениальным личностям навроде меня завсегда сподручнее рождаться в глубинке. Там уважения всяко больше.

А потом стал думать: ну его нахрен. Не надо мной улицу называть. Даже в Москве. Будут коверкать, путать ударение, склонять по-всякому – обыкаешься. И вот это вот все: пройдемся по Саенко, упрешься в Саенко, на Саенко опять меняют покрытие, Саенко встал в пробках, поселиться на Саенко, проехаться по Саенко…

Пускай уж памятник.

Хотя там свои издержки.

На холмах Грузии



На холмах Грузии что только не лежит!
Лежат земля и облака, снега и реки,
Лежат хинкали, хачапури, чебуреки,
Лежит пейзаж, вином и чачею прошит,

Лежат дороги, бездорожье и экстрим,
Лежат большие города и деревеньки,
Лежит, кто встал из-за стола на четвереньки,
И авангард лежит, и ретро, и мейнстрим,

Лежит – хотя немножечко парит – Тифлис,
Лежит – хотя идёт из тьмы столетий – Мцхета,
Лежат смешенья звука, языков и цвета,
И кинокадров, и шуршания кулис,

Лежат, взбираясь на холмы, монастыри,
Лежит природы и гармонии единство,
Лежат из фильмов и легенд гостеприимство
И тени замков, что построили цари,

Лежат хребты – слепящих шапок постамент,
Лежат собаки, пастухи и их коровы…
И след покрышек арендованной Короллы,
Обогативший тех холмов ассортимент.