?

Log in

No account? Create an account

БЛИНЫ И КОМЬЯ: ВАЖНЫЕ СТИХИ (ЗАКРЕПЛЕННАЯ ЗАПИСЬ)

Дорогие друзья!

В самом конце 2017 года у меня вышла книга «Блины и комья: важные стихи», которая является своеобразным отчетом о творческой деятельности за истекшие тридцать лет (подробнее - тут).

Дешевле всего ее можно приобрести на ридеро.ру тут: https://ridero.ru/books/bliny_i_komya/. Но интересующиеся и богатые найдут ее и в Озон.ру, и в Литрес.ру, и во многих интернет-магазинах.

Покупайте, читайте, и - отзывы, оставляйте отзывы в магазинах! Это важнее, чем авторские, которые мне все равно, кажется, не видать.

***

Не склонный к воровству и прочим верит,
Подчас свои не запирая двери.
Чистосердечный выгоды не ищет
В поступках тех, кого зовет «дружище».
Лжецу, напротив, муторно и тяжко:
Все мнит, что обманут его, бедняжка!
И ловелас, тиранящий округу,
Винит в изменах верную супругу.
Примеров очевидного не счесть -
Всяк видит мир таким, как сам он есть.
И, обвинив Россию в Трампе, Штаты
Субъектов этих пополняют штаты.

Сила искусства

Скажу банальную вещь, но как всегда, когда банальность вдруг осознается тобой вполне и ты принимаешь это не как некий абстрактный закон, а как объективную познанную часть мира, это потрясает.

Последние несколько недель вынужденно собираю статистику по собственному давлению и пульсу. Наблюдение за организмом оказалось не только полезным, но и занимательным. Впервые воздействие стиха, музыки, фильма на организм оказалось для меня не только ощутимым, но и документально, математически зафиксированным. Согласитесь, одно дело, когда ты говоришь: посмотрел тяжелый фильм, и так испортил себе настроение, что проходил хмурым до самого вечера. И совсем другое дело: до прослушивания песни пульс был 63, а сел в кресло, расслабился, послушал - и он подскочил до 79!

Да, я читал и раньше, что многие девушки 60-х ощутили свои первые оргазмы на концертах "Битлз", настолько велико было воздействие ливерпульской четверки на публику. Но злые языки дошептывали, что дело совсем не в музыке, а в том, что впервые низкие частоты транслировались в зал с такой мощностью, и что при желании схожего эффекта можно добиться и находясь в непосредственной близости от взлетающего самолета, и банально расположившись на отжимающей белье не очень дорогой стиральной машинке. Так вот в моем случае шептуны, что называется, отправляются на мороз, потому что отсутствие контакта физиологического свойства я гарантирую, использованы только наушники-вкладыши. И все равно: не только слезы, вздохи и коррекция настроения, но и изменение артериального давления и пульса, что, предполагаю, связано и с целым рядом других чисто физиологических реакций, в том числе на гормональном уровне.

Искусство удивительным образом позволяет влиять на физическое состояние реципиента, не только не касаясь его, не только не находясь в непосредственной близости от него, то есть взламывая пространство, но даже и нарушая законы времени. Более ста лет разделают меня и П.И.Чайковского, обратившегося к нам своим "Щелкунчиком", что не мешает автору разгонять мой пульс сегодня, в XXI веке.

А Пушкин?..

Теперь это часть мира, в котором я живу.

Черногория



И опыт, и сама природа
Нас учат с древней старины
О самобытности народа
Судить по имени страны.

А потому у нас в почёте
Названья ярче и звончей,
Ведь как вы яхту наречёте,
Так и ходить от века ей.

О чём суровый думал воин,
Хранящий верности завет,
Когда, страной своей доволен,
Её окрасил в чёрный цвет?

О чём мечтали хлеборобы
И пастухи в стране родной,
Когда подарок высшей пробы
Назвали чёрною страной?

О чём их женщины молчали,
Высокой гордости полны,
Ничем не выказав печали
По цвету имени страны?..

В клубок свивая паутины
По склонам вьющихся путей
И замирая от картины,
Дарованной очам гостей,

Хлебнув жары и горной стужи,
Я понял, где народ хитрит:
Не всё, что чёрное снаружи,
Имеет тот же цвет внутри!

Такое имя - отраженье
Колористических основ:
Как белый - цвета отторженье,
Так чёрный - церковь всех цветов.

Врагов отвадит имя это,
Но если ты пришёл как друг,
То сказка, в радугу одета,
Перед тобой предстанет вдруг.

30/07/18

Итоги ЧМ-2018

Футбольная феерия вызвала такой колоссальный отклик в сердцах даже тех, кто как и я никогда не являлся футбольным болельщиком и не смотрел трансляции матчей, потому что это, конечно, оказалось больше, чем футбол. Совершенно очевидно, что наши спортсмены, миллионы и иностранные контракты которых никуда не делись, в этот раз играли за Россию, за Родину, за нас. Это громкие слова, которыми не стоит разбрасываться, но такая уж у русских черта - все абсолютизировать и видеть даже в малом огромное.

Эту черту и эту особенность нынешнего чемпионата прекрасно прочухали власти, которые пытаются под шумок провести крайне непопулярные пенсионные и налоговые преобразования. С этой точки зрения наши, конечно, рановато выбыли, реформы могут и захлебнуться.

Но, между прочим, неверно было бы думать, что болельщики не знают про пенсионный возраст и налоги. Просто то, что происходило (и происходит) сейчас вокруг футбольного мяча, для нас объективно важнее. Это сложно понять определенным категориям граждан, которым хочется посочувствовать, и это имеют право не понять иностранцы, не наделенные русской ментальностью. Но это факт. Злые языки увидят здесь зомбированность или недалекость русских Иванов, но нас это не обидит, потому что мы тоже кое-что увидим в такой реакции, хотя и не выскажем в ответ.

Разместясь комфортно между западной - сугубо материальной и физической - и восточной - тяготеющей скорее к нематериальным ценностям - цивилизациями, русский человек живет далеко за пределами физической материальной жизни, хотя и не вне ее. Он кроме того времени, которое будет указано на могильной плите, живет до, в своих предках по крови и не по крови, и после, в своих потомках по крови и не по крови, и ко всем этим периодам относится как к чему-то, за что он лично несет ответственность.

В эти дни наши футбольные ребята, бегающие миллионеры разных национальностей и усатый осетин, сделали для сплочения русского прошлого и настоящего гораздо больше, чем спорные реформы для их развала. Играя за Россию, за Родину, за нас, спортсмены подвинули исторические пласты ближе друг к другу.

Такая подвижка и называется подвиг.

Слова

Когда вы решите, что это – конец!, и отчаяние
подскажет, что нечего делать, а только тонуть,
тоните в Словах, в их смыслах и в их звучании,
и путь ко дну превратится в обратный путь.

Можно простые Слова заплести в Молитву,
в медитативную Мантру, а можно и
вдруг осознать, что в пульсации вечного ритма
Слова – молчаливые спутники, твои и мои.

Мы ими дышим, и это не аллегория,
мы выдыхаем их просто или с трудом:
Родина, Свет, Россия, Господь, История,
Мама, Семья, Ребёнок, Родные, Дом.

Сколько их, в сточных канавах рекламного шума:
Верю, Надеюсь, Люблю, Возвращаюсь, Прости…
Достаточно лишь нащупать, вспомнить, подумать,
впитать в себя, наружу про-из-нес-ти,

и, если решите, что это – конец!, и отчаяние
заполнит болотом бессмыслицы все вокруг,
помните, нет того дна, чтобы снизу не постучали,
и что Слова - это лучший спасательный круг.

(C) 27/06/18

Tags:

***

Однажды все мы соберёмся
За общим праздничным столом,
И если даже надерёмся,
То точно не передерёмся,
А станем думать об одном.
За тем столом сойдутся семьи,
Забыв обиды и раздор,
И их друзья, и их соседи,
Что были в ссоре до сих пор,
За тем столом сойдутся рядом
Как закадычные друзья
Кто вхож в великие плеяды,
Святые светлые князья,
И весь народ трудолюбивый,
Что от станка и от сохи,
И пахарь музыкальной нивы,
И шут, слагающий стихи,
И тот, кто жил в угрюмой думе,
И кто не вёл удачам счёт,
И тот, кто жив, и тот, кто умер,
И тот, кто не рожден ещё.
Освободившись от нюансов,
Где нас топила суета,
Вдруг во взаимных реверансах
Проступит истина Христа,
И нить, что всех объединяет,
Понятна станет и ясна,
И над застольем засияет
Его фигура, как весна,
Не станет горя на планете,
Никто не сгинет за бортом…

Хотелось бы на этом свете,
Но можно даже и на том.

(С) 24.06.18

Tags:

подкрался незаметно

Обнаружил свой бестселлер "Блины и комья" (куплено 9 экземпляров; ничего лучше у меня не продавалось) на Гугл-плей. Посмотрел, что Гугл указывает в разделе "похожие". Понял, что жизнь прожита не зря.

Кстати, не торопитесь приобретать книгу в "Гугл-плей"! Щедрый автор устроил беспрецедентную распродажу электронной версии для рачительных читателей, снизив цену до 160 рублей! (Пока цена опустилась только на Ридеро, но схожая корректировка вскоре произойдет и во всех других многочисленных интернет-магазинах, с успехом торгующих шедевром.)

Вышло пока дороже, чем Пушкин с его приевшимся "Онегиным", но все же дешевле, чем рэпер Андрей "Дельфин" Лысиков.

Футбольное-2

  Есть экономическая ситуация, которая зависима и относительна, поскольку мы находимся внутри глобальной экономики.
  Есть внешнеполитическая ситуация, которая зависима и относительна, поскольку мы находимся внутри глобальной политики.
  Есть внутриполитическая ситуация, которая вроде бы сугубо наша и должна быть однозначно понятна, но как минимум, существуют избиратели, оценивающие ее диаметрально противоположно с одинаково убедительными аргументами.
  На этом фоне можно, конечно, говорить, что сборная России не показала свое истинное лицо, потому что ей просто не повезло с соперниками... Ну так нам всегда не везет с соперниками, то слишком сильные, то слишком слабые.
  Зато есть и совершенно объективные цифровые показатели:
(5:0) + (3:1) = 1х32
 И оспорить верность этой формулы невозможно.

Футбольное

Побывав несколько раз за последние дни вечером на центральных московских улицах, хочу сказать, что в проведении чемпионата мира по футболу в России есть что-то глубинно замечательное. Говорю об этом не как болельщик, потому что никогда не смотрю футбол по телевизору, наверняка даже случайно в этот месяц не окажусь ни на одном стадионе и вообще плохо знаю правила игры. Но в этой мощной краткосрочной мировой миграции веселых сумасшедших со всего мира в различные города моей страны есть какая-то внутренняя необъяснимая красота и высшая справедливость, суть и значение которых я и сам объяснить пока не могу, но чувствую их и почти понимаю. И считать профиты от чемпионата только в рублях как минимум недальновидно, да-с.
Так что, оле, Россия! Оле, ребята!

Цензура vs. Антицензура

В августе 1946 года вышло скандально известное Постановление ЦК ВКП(б) "О журналах "Звезда" и "Ленинград", печальным образом сказавшееся на творческих судьбах Михаила Зощенко и Анны Ахматовой. Советская власть в лице некоторых ее представителей увидела конкретно в этом писателе и в этом поэте своих политических оппонентов, которым не должна предоставляться "литературная трибуна". И точечно высказалась. Это было не единственное высказывание, однако, сосредоточимся именно на нем, так как почему-то именно оно всплыло сегодня в Фейсбуке.

Какой следует сделать вывод? Он напрашивается со всей очевидностью: в СССР не было свободы творчества и свободы слова. Давили эти свободы вот так: неугодным персонально закрывали рты.

Между тем, любому здравомыслящему и просто внимательному человеку очевидно, что свободы слова (здесь и далее - включая свободу творчества) в том виде, как она декларируется большинством конституций, в мире не существует нигде. Но в либеральном обществе запрет, аналогичный советскому, мало приемлем. И ущемление свободы слова в западных обществах происходит от противного, не через точечный запрет, а через тотальное разрешение (на самом деле тоже иллюзорное, как показывает, например, история с попыткой критики исторических догм холокоста, и тем не менее).

В результате неугодные власти далекие от официоза голоса, могущие реально повлиять на ситуацию, в том числе через воспитание деятельно иного сознания, тонут в массе других далеких от официоза голосов, ничего из себя не представляющих и просто засоряющих эфир. Иногда такая масса вываливается специально, чтобы заглушить опасный голос именно сейчас (т.н. "информационные вбросы"), но фактически эта машина работает не останавливаясь. Таким образом, при сохранении за каждым формальной свободы высказывания, создается такой информационный шум, перекричать который невозможно, если только ты не поддержан официальными массмедиа.

Для наглядности могу рекомендовать посетить в качестве примера популярный самиздатовский ресурс Ridero.ru, где любой желающий может напечатать книгу. Этих книг там миллионы, и я уверен, что среди них есть настоящие бриллианты. Но соотношение этих бриллиантовых книг и мусора примерно такое же, как в целом в литературе, поэтому отыскать замечательное произведение неизвестного автора на этом портале практически невозможно. А вот если бы в Ridero.ru сидели хотя бы средние специалисты, которые отсеивали явно мертворожденные тексты, можно было бы сказать, что "свобода слова" сменилась на "цензуру", которая периодически выбраковывала бы и гениальные неформатные произведения, так как любой цензор всегда субъективен. При этом кардинально изменилась бы идеология сайта, но качество содержащихся на нем текстов резко выросло бы.

Все аргументы защитников и противников цензуры как политического инструмента нам известны. Но вот у меня возникает вопрос о цензуре как о механизме художественного отбора. А не является ли цензура, стоящая нам обязательной потери нескольких настоящих имен, меньшим злом по сравнению с ее тотальным отсутствием, при котором возможность обнаружить официально не поддерживаемого автора стремится к нулю?

В пользу отсутствия цензуры говорит то, что будучи написанным и опубликованным, гениальное произведение имеет шанс долежаться то того дня, когда его все же обнаружат, хоть через пятьдесят, хоть через пятьсот лет. Но автора при этом мы похороним в прямом и переносном смысле, поскольку без общения с читателями он вполне вероятно станет менее плодотворен и вообще будет развиваться не так, как это было бы в контакте с публикой. В то же время в пользу цензуры говорит то, что ошибочно отказавшись от одного имени можно спасти сорок других, которые проживут счастливую творческую жизнь.

Лично мне условно советский вариант цензуры кажется более гуманным. В нашем примере те же Ахматова и Зощенко публиковались до тех пор, пока такое их право не было ограничено административно, и поляну для того, чтобы они были услышаны и не затерялись в хоре бездарностей, расчищало государство, в том числе предоставляя им "литературную трибуну". К слову сказать, в 50-е годы оба были возвращены в Союз писателей и снова получили возможность публиковаться. В случае с цензурой в форме отсутствия цензуры, вероятнее всего, Ахматова и Зощенко остались бы и вовсе неизвестны, погребенные в холмах бесталанного гумуса.
Вчера посмотрел на большом экране «Лето» Кирилла Серебренникова, и это, конечно, фильм, о котором стоит говорить.

Начну с конца. Фильм, безусловно, стоит смотреть всем, кому дорого настроение молодежной творческой тусовки начала 80-х годов, той самой, из которой выросли непререкаемые столпы нашей ранее неофициальной музыкальной культуры: Шевчук, Гребенщиков, Кинчев, опять же Цой и Науменко, нескрываемые прототипы главных героев фильма. Заметим, что блистательные «Сплин» и Земфира, сами являющиеся сегодня эталонными артистами, выросли на творчестве восьмидесятников.

Не помню ни одного кинофильма, который так бережно и с придыханием воссоздавал то время, ту атмосферу. «Дом солнца», при всем моем уважении к Гарику Сукачеву и Ивану Охлобыстину, выглядит уж больно лубочно, досмотреть его я не смог, не захватило, не поверилось, да и про другое он. «Стиляги» Валерия Тодоровского мне представляются просто большой бедой, даже уже не лубком, а какой-то картиной Васи Ложкина. Да и они тоже про другое. А больше вообще ничего похожего и не вспоминается.

«Лето» появилось вдруг, потому что от фестивального Серебренникова никто не ожидал зрительского кино. Ну не может Серебренников снять «Я шагаю по Москве» или «Любовь и голуби»! Он их и не снял. Но при этом создал ленту, которая, играя необычными для массового кино художественными приемами, остается смотрибельной и понятной самому широкому кругу зрителей.

Кирилл Серебренников родился в 1966 году, то есть для него события, изображенные в фильме, значат столько же, сколько и для меня, и для остальных сорока- и пятидесятилетних, поэтому обращение режиссера превращается в доверительный разговор с заранее известными вводными и исходными, которые не нужно дополнительно обсуждать и описывать.

Впрочем, в этом, возможно, и определенная слабость картины. Невозможно отметить актерскую игру Тео Ю, и это не камень в его огород, а просто Цой, как Пушкин, настолько у каждого свой, что ни актеру, ни режиссеру не удалось обхватить эту глыбу. По сути, персонаж Цоя в фильме просто присутствует, а все остальное делает за него тот культурный флер, который сформировал и оставил в истории реальный прототип. (Аналогичная ситуация и с Борисом «Бобом» Гребенщиковым, которого несколькими мимическими, пластическими и интонационными мазками не играет, а как бы намечает Никита Ефремов, неожиданно до боли внешне напоминающий худого и неоперившегося БГ. Но поскольку тот и по сюжету персонаж проходной, это даже хорошо.)

Не-впечатление от Тео Ю усиливается тем, как в фильме живет и действует Майк, лидер группы «Зоопарк» в исполнении Ромы Зверя (тоже на удивление точно внешне и интонационно попавшим в образ Науменко, как мы знаем его по магнитофонным записям и фотографиям). Никогда не ставший суперзвездой, не погибший трагически в зените славы, и оттого являя собой значительно менее медийную и мифологизированную фигуру, киношный Майк уже может позволить себе и чувствовать, и действовать, и говорить, и как-то конфликтовать с кинореальностью, и в результате ожить на экране. Вообще, Роман Билык (Рома Зверь), к музыкальному творчеству которого я отношусь с прохладцей, на мой взгляд, один из главных подарков и одно из самых неожиданных открытий этого фильма.

Ну и вишенкой на этом торте Наташа, жена Майка, о которой мы вообще ничего не знаем, поэтому играющая ее Ирина Старшенбаум выглядит живой и непредсказуемой, от нее можно ждать чего угодно.

Впрочем, надо признаться, что после тех гвоздей, которые в крышку гроба портретных байопиков вколотил «Спасибо, что живой» Петра Буслова с резиновым Безруковым в роли Высоцкого, попытку создать подобный фильм и выдать его зрителю на том художественном уровне, как это удалось Серебренникову (несмотря на очень непростые личные обстоятельства), я воспринимаю как некоторый творческий подвиг, за что режиссера и всю причастную к созданию фильма команду нужно поблагодарить.

Отдельно нужно отметить, что фильм сделан с глубоким уважением к зрителю, без прощения себе «условностей» и «театральностей», чем грешат многие наши (и не только наши) киноработы. Например, я невольно следил за руками актеров, когда они на гитарах играют песни, и заметил несоответствие зажатых струн звучащим нотам только в одном месте (потому, допускаю, что это сделано специально). Сравните с этим хотя бы игру на аккордеоне Саввы Игнатьевича из любимых «Покровских ворот» в сцене с Орловичами, и вы поймете, о чем я говорю. Видно, как много времени отведено созданию образа Цоя: в кадре его изображает Тео Ю, за кадром озвучивает Денис Клявер, а все вокальные партии исполняет Петр Погодаев, которого иногда называют реинкарнацией лидера «Кино». В эту же копилку грим, костюмы, транспорт, телефоны-автоматы, вывески, шрифты, и т.д. и т.п. Если бы я разбирался в операторской работе, в работе художника, я бы несомненно отметил и их – кадр смотрится очень красиво (хотя я и не люблю это слово при оценке произведений искусства, но я же сказал – я не разбираюсь), игра с цветом очень легла на душу, элементы мультипликации тоже очень хороши, и время от времени обрамляющие как-бы-кинохронику поля тетрадей Науменко с переводами текстов западных групп, - все это очень, очень вкусно и как-то атмосферно.

Фильм тематически многогранен, каждый может найти в нем что-то свое. Лично меня в фильме очень тронула тема вторичности «русского рока» - то, о чем так долго молчали большевики, сказано Серебренниковым вслух и «в полный рост». Это тоже очень честное и искреннее признание, которое, совершенно неожиданно, не приводит к падению отечественных идолов, а наоборот делает их ближе и роднее. Это как когда всю школу ты готовишь ребенка к поступлению в ВУЗ, а он вдруг на ЕГЭ не добирает баллов и никуда не поступает. Кажется, что мир должен рухнуть, а вместо этого ты просто начинаешь больше любить своего ребенка, ведь теперь своей любовью тебе нужно додать ему то, что он недополучит от других, будучи титулованным специалистом. Серебренников вскрывает эту старую рану, и не вылечивает ее, потому что она неизлечима, но просто показывает, что вот жили же с ней до сих пор, будем и дальше жить, все нормально. Мы все равно будем любить и Цоя, и Науменко, и Гребенщикова, и Шевчука, потому что мы любили их не за то, что они оригинальны, и именно поэтому скупо включенные в финальные кадры годы жизни героев вызывают ком в горле и увлажняют глаза. Истоки народной любви и уважения находятся гораздо глубже. Это сегодня одной оригинальности достаточно, чтобы стать звездой.

При этом фильм, конечно, не является никаким байопиком. Это история о том, как талантливый музыкант, хороший парень, помогал пробиться еще более талантливому парню, тоже музыканту, а женщина, которая могла стать разлучницей, так ею и не стала, потому что тоже была хорошей. В этом смысле обращение к фигурам именно Цоя и Науменко, на мой взгляд, не вполне оправдано. Если бы даже при том же актерском составе (и даже с Ефремовым-Гребенщиковым) главных героев звали Коваленко и Ли, лента бы ничего не потеряла, а творческой свободы и у сценаристов, и у режиссера, и у актеров было бы больше. Кроме того хотелось бы, чтобы некоторые дорогие для всех поклонников той эпохи моменты-жемчуженки оказались правдой: что слова «мама-мама» в «Бездельника» Цою предложил вставить Науменко, что название «Гарин и гиперболоиды» придумал Науменко, а на их первом выступлении под драм-машину действительно поддержал начинающий дуэт своей соло-гитарой…. Так ли в действительности это было, мы не узнаем, как минимум из фильма. Но Серебренников свой выбор сделал, наверное, сделал его осознанно, и, хочется надеяться, не только из коммерческих соображений.

Если еще говорить о субъективных минусах фильма, я бы отметил изрядное количество натуралистично снятых голых мужчин в кадре, художественно ничем не оправданное. К сожалению, в работах Серебренникова это колет мне глаз не впервые: помню такое же впечатление от вольно гуляющей по телу обнаженного актера камере в «Изображая жертву». Хотя то, что Серебренников удержался от введения в киноповествование обязательного для продвинутого фестивального кинематографа (а также и для молодежных сериалов любого качества) положительного доброго гея хотя бы на вторых ролях и вообще любого гомосексуального подтекста, по-хорошему удивляет и трогает, а секунду с целующимися девушками во время пьяной оргии, тем более «которой не было», проигнорируем. Другой негативный момент – «запиканная» в киноверсии ненормативная лексика в диалогах героев, которой, кстати, было очень немного. Понятно, что в питерской рок-тусовке пацаны не всегда разговаривали высоким шлитем и в рифму, но именно незначительное количество лексической цензуры свидетельствует о том, что площадной брани можно было бы вообще избежать. Все же для общей нежной акварельной картинки фильма она не является необходимой, и фильм от ее отсутствия только выиграл бы.

В итоге, смирившись с незначительными и неизбежными недостатками, следует с удовлетворением констатировать, что фильм уверенно балансирует где-то между четверкой с жирным плюсом и пятеркой с маленьким минусом, что для тяжелейшего материала невероятно высокая оценка. «Лето» - очень честная работа и очень искреннее высказывание. При этом высказывание очень светлое, чего редко дождешься не только от современного отечественного кино, но и от современного искусства вообще. Потому что очень трудно делать честные и светлые высказывания в лживой и сумрачной действительности. «Лету» Серебренникова это удалось. Кино получилось хорошее. Смотрите на здоровье.
Едва обозначится что-то,
Что тянет на мелкий скандал,
Тотчас обозначится кто-то,
Кто скажет, что предупреждал.

И этот занудливый кто-то,
Свой профиль воздев к небесам,
Уверен, что ведает что-то,
О чем ты не ведаешь сам.

Но дело не в этом скандале,
Не в знании судеб страны,
А в том, что у каждой медали,
Как правило, две стороны.

Кто страшными байками лечит,
Надежду на счастье поправ,
Три раза поставив на нечет,
Хоть раз да окажется прав.

Один хитрован, Нострадамус,
Строгал предсказаний тома,
И столько ему настрогалось,
Что можно построить дома!

Пророчества «мастера слова»
То там примеряясь, то тут
К реальности снова и снова,
Нет-нет, да, глядишь, совпадут.

Так просто грозиться грядущим,
Ответ за него не держа,
И палки в колеса идущим
Вставлять, не боясь дележа.

Но много труднее, ребята,
Сквозь горечь ошибок и бед,
Кого-то отправив куда-то,
Идти, продираясь, на свет.

***

ПАПАДОС (программ.) - уважительное название одной из старейших операционных систем в профессиональной среде

Tags:

***

Надежда Замкадышева

Tags:

Колыбельный напев

За окном июньский дождь
Поливает травку.
Дождь идёт, и ты идёшь
Тихо на поправку.

Отдых вытеснит дела,
Сон придёт ночами.
Горя нет, и боль ушла -
Утекла с ручьями.

Может нечет, может чёт,
Каждый сам считает.
Дождь течёт, и жизнь течёт
И себя листает.

Смоет дождь печаль и ложь,
Выстирает платье.
Ты лежишь, и ты идёшь
В нежные объятья.

Tags:

Вчера я задавался вопросом, кому выгодно это убийство. И не находил ответа. И для России, и для Украины это были прежде всего имиджевые потери, а уже потом несравнимо меньшие профиты (украинские обвинения в адрес России в мире бы быстро потонули, потому что Бабченко мировой общественности интересен так же, как словоохотливый папуас из Мумбау, так как наши страны в массовом мировом сознании где-то там; Россия с убийством Бабченко вообще ничего не приобретает, поскольку один заткнутый рот на ситуацию в целом вообще никак не влияет, пока в Москве (!) вещают "Эхо Москвы", "Себреряный дождь" и выходит "Новая газета" - тиражирующие позицию Бабченко массмедиа, закрыть которые никто не пытается).

Зато теперь все встало на свои места и выгодоприобретателем со всей очевидностью становится Украина. Спектакль разыгрывается накануне заседания СБ ООН, и теперь уже имя Бабченко знают все, из местечкового правдоруба он превратился в фигуру межгаллактического масштаба. Теперь уже только ничем не подтвержденное обвинение в адрес России, что она хайли лайкли готовила покушение на этого супергероя, приобретает другой вес. И у Украины появляется надежда, что (а) ее обвинения будут поддержаны всем "прогрессивным человечеством", в руках которого находятся основные массмедиа, и (б) всю эту историю можно будет вписать дополнительным звеном в цепочку, которая до сегодняшнего дня кончалась Скрипалями. То, что и Скрипали, и Бабченко выжили, не считается.

А самое главное и страшное, что теперь - скажем осторожно - от чьей бы руки не погиб в дальнейшем Аркадий Бабченко, общественное сознание подготовлено и уже знает, кто виноват.

Хайли лайкли.

P.S. И каким пророческим оказался поставленный вчера к записи хэштег "верю/неверю"...
Скопирую сюда свой пост "для друзей" из ФБ. Если под ним появятся стоящие комментарии, продублирую их отдельным постом.
Если у кого-то возникнет желание высказаться тут, милости просим. Но соблюдая "P.S." самого поста.


«Серебряный дождь» утром провел примерно такой телефонный опрос: «Чей след вы предполагаете в убийстве Аркадия Бабченко: российский или украинский?». Ведущие извинились, что не дают варианта «иное», предположив, что такие люди могут проголосовать, уклонившись от участия в опросе. Кроме того, мы понимаем, что аудитория «Серебряного дождя» в основной своей массе – это, мягко говоря, не путинский электорат. Оставим в стороне то, что даже украинские следователи, у которых информации о преступлении всяко больше, чем у нас, пока не определились с обвинением, сфокусируемся на результате: 80% из разбирающихся видят в убийстве российский след (откуда взялись еще 20% «инакомыслящих» среди слушателей этой радиостанции для меня загадка).

Если кто-то из читающих мой пост с этим «серебряным большинством» солидарен, у меня имеется к вам вопрос, на который у вас точно есть неизвестный мне ответ. Вопрос такой: нахрена это сейчас российской власти/лично Путину? Вред власти от Бабченко был никакой, при всей его радикальности. Между тем, у Путина впереди почти шесть беззаботных в плане перевыборов лет, которые при этом с большой долей вероятности будут его последним президентским сроком.

Но я готов даже еще упростить вопрос, убрав из него слово «сейчас». Вообще, нахрена это в принципе российской власти/лично Путину?

Сразу уточню, что тему «глубокой личной неприязни» я исключаю по умолчанию (если это ваш аргумент, мы с вами в разных вселенных), и тему «убили свободу слова» тоже предлагаю исключить, поскольку и таких, как Бабченко достаточно, и постоянно появляются новые, так что это не метод. Вообще признаемся, что «вреда» больше приносят прекрасно существующие не в Киеве, Вашингтоне или Лондоне, а в Москве «Эхо Москвы» и «Серебряный дождь» с какой-нибудь «Новой газетой», и уж если бороться со «свободой слова», начать нужно с ограничения влияния этих массмедиа (вплоть до закрытия под разными благовидными предлогами), а не с одинокого физического лица, пускай даже с несколькими тысячами/десятками тысяч подписчиков. Замечу также, что насильственная смерть Бабченко явно работает на повышение интереса к его гражданской позиции и публикациям, а также возводит его в ранг мученика, хотя заказчики с российской стороны должны бы добиваться обратного.

Поэтому, кто уверен, что это может быть Россия, предъявите свои доказательства. Мне правда интересно.

Что касается моей субъективной оценки, я не мальчик и не исключаю никакой версии, но не потому, что обе одинаково вероятны. Заинтересованность России в этом убийстве выглядит для меня дикой и удивительной, но и интересы Украины в таком преступлении по мне так как минимум весьма небесспорны. Если исключить бытовые неполитические версии, мне кажется, что это скорее похоже на действия какого-то маньяка или фанатика, пусть даже пропутинского толка, но человека явно не связанного с официальной российской властью и не представляющего ее интересы. Возможно и участие «третьей стороны», заинтересованной в эскалации напряженности как в отношениях между Украиной и Россией, так и в Восточной Европе, да и в Европе в целом. Этим можно объяснить, что российский журналист убит именно на Украине: и почва для политических спекуляций в обе стороны (чем мы с вами сейчас и занимаемся), и дополнительные сложности для расследования убийства российскими службами. Поэтому в опросе «Серебряного дождя» я не участвовал.

P.S. Важно: в случае перехода комментаторов на личности пост может быть удален. Держите себя в руках, пожалуйста.

Школа. Жизни.

У младшей очень колоритная преподавательница по фортепиано в музыкальной школе. Такая "дама", настоящая "учительница музыки".
Мы недавно неплохо выступили на одном из фестивалей (я отчитывался в ЖЖ фотографиями), и она рассматривала возможность послать нас еще куда-нибудь. Полагаю, они там в музыкальной школе таким образом зарабатывают какие-то преподавательские плюшки,
- Вы в ближайшие пару недель никуда не уезжаете? - спрашивает меня по телефону.
- Нет, - говорю, - а что?
- Хочу отправить вашу Сашу на конкурс "Возмездие".
Я уже привык, что она иногда говорит странные вещи, но чтоб такое...
- Ну, это я его так называю, - уточняет учительница, видимо намекая на членов жюри. - На самом деле "Созвездие".
Всех с последним звонком, кстати.

Сумасшедшие продажи

В тот самый момент, когда я похоронил надежду на распространение своей книги "Блины и комья" через интернет-магазины, поскольку прошло много времени и с публикации анонса на моих страницах в соцсетях, на который могли среагировать знакомые мне люди, и с момента публикации выдержек из книги в журнале "Наука и религии", на которую могли среагировать незнакомые мне люди, и с момента акции на Ридеро.ру, когда первую книгу любой подписчик мог получить в подарок, на которую могли среагировать как знакомые мне стяжатели и жадины, так и незнакомые... так вот в тот самый момент я вдруг обнаружил, что книгу покупают.

Да, это (пока) не систематические покупки, но их намного больше, чем одна. Впрочем, я не знаю, у кого из нынешних стихосложителей какие тиражи. Может это и норма. Я, например, книги стихов практически не покупаю. Ну разве только свои.

И самое главное, я действительно потерялся в догадках, что это может быть. Я не знаю своих читателей, может быть впервые, за все это долгое время.

Вот она, слава, пацаны.

О высоком



Чудеса - они же повсюду, только глаза открой... и сердце.
Выхожу утром из дома. Вижу, в соседний подъезд пытается войти молодая мама с коляской. Дверь тяжелая, с доводчиком, неудобная.
- Вам помочь? - на автомате говорю я, прекрасно понимая, что да, помочь.
- Нет, спасибо! - улыбаясь отвечает мне молодая мама, продолжая мучиться с дверью. Так мы по-дурацки устроены, что первым делом из вежливости отказываемся от помощи, а уже потом думаем, как быть.
Я игнорирую ее реакцию, придерживаю дверь. Она проходит. Внутри вторая дверь полегче, но тесный тамбур не дает развернуться коляске нормально.
- Помочь? - снова спрашиваю я.
- Спасибо, тут уж я уже точно сама, - снова отказывается молодая мама.
Я уже захожу в ее подъезд, сильно отклоняясь от изначальной траектории, но мне не жалко и не тяжело. Открываю вторую дверь, запускаю ее внутрь.
Она, пугаясь, что сейчас я начну затаскивать коляску вверх по лестнице, кивая в знак благодарности, убегает довольно резво вверх. Оставляю ее отдышаться, покидаю подъезд и продолжаю путь по своим делам.
И в этот самый момент над моей головой пролетает голубь и легонько, как бы поглаживая, задевает меня по голове. Даже не по голове, а по волосам, очень бережно.
До этого дня такого со мной никогда не случалось. И даже если уточнить, что голубь не был белым, это была обычная сизая птица, каких в наших дворах тысячи, иначе как в качестве знака это поглаживание я воспринять не могу. Как бы кто-то сказал: умница, так и продолжай!
Так и продолжу.

Latest Month

August 2018
S M T W T F S
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by yoksel